«Тихоокеанский век Америки» - на повестке дня снова военные базы

«Тихоокеанский век Америки» - на повестке дня снова военные базы

В ходе визита президента США Барака Обамы в Канберру и Дарвин в ноябре 2011 г. на переговорах с австралийским премьер-министром Джулиан Джиллард было заявлено о расширении американского военного присутствия в Австралии, которая неизменно выступала в поддержку акций Вашингтона (дважды в Афганистане, Ираке и др.). «Пятый континент» - важный оплот США в огромном океанском супер-регионе.

Ныне его стали называть не иначе, как Indo-Pacific, с легкой ли руки госсекретаря США Хиллари Клинтон и последовавших за ней высокопоставленных официальных лиц. Среди них, например, адмирал М.Маллен, автор американской доктрины «Глобального морского партнерства» (GMP) и, наверное, один из первых в военно-морском ведомстве заговоривший еще в 2006 г. о необходимости многостороннего сотрудничества на море в ХХI в., проложив начальные шаги по пути к курсу «корпоративного решения» той или иной ситуации по безопасности.

Концепция индо-тихоокеанского региона была выдвинута Хиллари Клинтон в 2011 г. по итогам продолжительного, проделанного сначала ею, а затем и президентом Б.Обамой широкого турне по странам Азии в предыдущий год.

В 2011 г. эта доктрина под другим названием - «Тихоокеанский век Америки» - была обстоятельно изложена госсекретарем в статье, опубликованной в ноябрьском номере журнала “Foreign Policy”. В своем эссе она указала на то, что новая американская стратегическая активность будет распространена от западных берегов США до Индостанского субконтинента.

Не побудила ли на это относительно недавняя, но несколько забытая концепция (90-х гг.) о рассмотрении восточной зоны или, может быть, всей индоокеанской акватории вкупе с Тихим океаном (по крайней мере, с его западной частью) в качестве единого стратегического пространства? Вряд ли. Согласно такой постановке, система безопасности огромного пространства рассматривалась в границах треугольника, вершинами и опорами которого были бы Индия, Австралия с Новой Зеландией и Китай с Японией. Эта конфигурация не включала США, и, по всей видимости, вопрос о построении нового геоэкономического, геополитического и геостратегического супер-региона и отпал.

Не придали значения тому, что уже на изломе столетий многие эксперты анализировали и высоко оценили чудо «Тихоокеанского» или «Азиатского века». Оно рождалось здесь, на глазах всего мира, благодаря колоссальному и бурному росту сразу нескольких центров развития - Китая, Молодых тигров, Индии и др. Но в те времена США были заняты «черной датой» (11 сентября), последовавшими за ней кампанией против международного терроризма, войнами в Ираке, Афганистане, а также нескончаемыми конфликтами на Ближнем Востоке, переменами в Восточной Европе.

Ныне, когда произошло «пробуждение» США в изменившихся геоэкономических и геополитических условиях в мире, в регионе и в самой Америке, была сделана серьезная заявка на лидерство по разным направлениям в расширившемся АТР. Поэтапно уходя из Ирака и Афганистана и возвращаясь в Азию под иными лозунгами и с иными целями, Вашингтон формулирует и представляет миру новый курс в АТР в качестве высшего приоритета политики.

В целом американские меры в 6-ти блоках политико-стратегических инноваций, подготовленных для АТР, были мотивированы бурным экономическим и военным ростом Китая; опасениями оказаться на обочине интеграционных трендов в ВА и ЮВА, где центровые позиции занимает АСЕАН; потребностью в обновлении старых альянсов и инициировании новых союзов с привлечением сходно мыслящих государств. Английский журналист Саймон Тисдал из газеты «Гардиан» справедливо заметил в своей колонке 6 декабря 2011 г., что принятие новой стратегии Барака Обамы диктовалось, прежде всего, китайским синдромом.

Хотелось бы остановиться не на шести ключевых, выдвинутых г-жой Клинтон направлениях, а лишь на одном - на меняющемся формате военно-стратегического присутствия США, на анализе и переоценке роли системы баз и опорных пунктов, смещении в ней акцентов и векторов, неоднозначной реакции на передислокацию военных сил cо стороны ряда региональных стран.

По данным журнала “Foreign Policy Focus” от 31 марта 2011 г., Пентагон израсходовал в 2010 г. на строительство и поддержание в операционном состоянии военных баз немалую сумму в 41,6 млрд. долл.

Если рассматривать сдвиги в региональной системе баз, то первое, что бросается в глаза, - это изменение характера и места, откуда ныне, по мнению Пентагона, исходит военная угроза США в АТР. Это не былая советская угроза времен «холодной войны» в Северной Азии, а много южнее - напряженность ситуаций в ЮКМ и ВКМ, вокруг Тайваня, опасения за безопасность SLOC"s и т.д. Вот почему акцент в американской силовой проекции сделан на южном направлении. Это позволит быстро реагировать именно на те районы, где Китай может или создает спорные ситуации и конфликты, для подготовки отражения которых в Пентагоне был сформирован новый отдел.

Второе, реализовать США подобный замах гораздо сложнее. Неуклонный экономический подъем на азиатско-тихоокеанском поле (даже при известных его падениях из-за кризисов 1997-1998 гг. в Азии и идущего сейчас в мире) способствует их самостоятельности, амбициозности. Многие страны континента, приветствуя стабилизирующую роль американского присутствия, одновременно активно вооружаются, производят, продают и покупают оружие, укрепляют морские флотилии, закладывают военно-воздушные и военно-морские базы, причем не только на собственной территории. Это не может не создавать основу для большего числа рисков, возможных трений и конфликтов.

Американские военные приступили, прежде всего, к укреплению южного пояса региона и поэтому вновь обратились к тем стратегическим преимуществам, которыми обладает Австралия и не только эта страна. «Зеленый континент» расположен между двумя океанами, а на севере граничит с важнейшими мировыми коммуникациями, по которым снуют танкеры и контейнеровозы из Европы, Персидского залива и Африки через Индийский океан в Тихий или в противоположном направлении.

В ходе последних визитов разных уровней между США и Австралией было решено - не создавая новые базы, укрепить имеющиеся. Из Дарвина будет действовать не скромный отряд в 250 морских пехотинцев, а через несколько лет, к 2017 г. - внушительный контингент в 2,5 тыс. солдат, частично передислоцированных из Японии. По замыслам сторон, эти ВВС и ВМС будут предназначены для стабилизации ситуации на севере от континента, т.е. вокруг ЮВА, напряженного ЮКМ, охраны SLOCs. Опорные пункты на западном побережье Австралии от Дарвина и до Перта, а также крошечные группки островов Ашмер и Картье на его юго-западе, которые со временем могут быть также использованы в военных целях, важны для контролирования индоокеанской зоны.

По сообщениям газеты “The New York Times” от 4 апреля 2012 г., в северную часть Австралии уже прибыли 180 американских военнослужащих, которые размещаются на австралийской базе Робертсон-Бэррекс на окраине Дарвина.

У США есть около полутора десятка баз и военных сооружений разного назначения на австралийской территории. Их судьба еще впереди, но на австралийской базе «Тиндал» вскоре будет увеличено число бомбардировщиков, истребителей и самолетов-заправщиков. США рассматривают также возможность их запуска с Кокосовых островов Австралии, расположенных в Индийском океане. Пентагон получил право использовать операционные возможности довольно широкой австралийской системы логистики. Со своей стороны, Австралия может расширить военно-морскую базу в Перте и создать подобную в Брисбене, где будут находиться и американские военные корабли.

Не все приветствуют дополнительные усилия Пентагона по укреплению военного присутствия в Австралии. Так, в ноябрьском номере журнала “Economist” за 2011 г. в статье об итогах визита Б.Обамы в Канберру под заголовком «Мы возвращаемся» была помещена оценка бывшего высокопоставленного эксперта по обороне, а ныне сотрудника Австралийского национального университета Хью Уайта (Hugh White). Он не без основания выразил обеспокоенность в связи c американским силовым подходом к поднимающемуся Китаю и предупредил о возможном появлении структуры далеко недружественных отношений между США и Китаем и, соответственно, их региональными союзниками.

Китайские СМИ негодовали по поводу американо-австралийского соглашения по Дарвину. Но, как комментировала японская “Asahi Shimbun” 17 ноября 2011 г., напряжение, которое нарастает в ЮКМ и вокруг него, и китайская реакция на расширение американского военного присутствия на континенте лишь подталкивают союзников и друзей США к более крепким объятиям с Вашингтоном.

С Новой Зеландией США подписали в ноябре 2011 г. соглашение о стратегическом партнерстве, получившее название «Веллингтонской декларации», хотя в прошлом между сторонами случались кризисы и почти разрывы в силу настойчивой антиядерной позиции Веллингтона. Ныне ворота для укрепления их военно-стратегических связей открыты. Министерство обороны Новой Зеландии выпустило вслед за визитом Х.Клинтон в 2011 г. специальный циркуляр, предусматривающий увеличение новозеландского военного присутствия в Океании – в районе Папуа-Новой Гвинеи и близлежащих островов, что станет подспорьем американским усилиям в неспокойном регионе. Пентагон пытается также реанимировать АНЗЮС и укрепить его военную составляющую.

Далее к южному поясу примыкают страны ЮВА, с которыми Пентагон связывает большие планы и сосредоточивает значительные ресурсы в рамках новой военной стратегии, обнародованной Б.Обамой 5 января 2012 г.

В Сингапуре военное ведомство США намерено разместить с 2012 г. отряд из 4-х самых современных боевых кораблей береговой охраны и уже довольно давно использует базу в Чанджи, которую, наряду с крупным портом в Сембаванг (Sembawang), в 2010 г. посетили около 150 американских судов.

С Филиппинами у США остались в принципе хорошие отношения даже тогда, когда Вашингтону пришлось покинуть местные базы (Субик-бей и др.). Карл Тейер (Karl Thayer), профессор Университета Новый Южный Уэльс, полагает, что в последние годы голос Филиппин был самым громким в пользу вовлечения Пентагона в дела региона, чтобы противостоять притязаниям Китая в ЮКМ и ВКМ. Страна - один из самых крупных получателей военной помощи США.

К настоящему времени на филиппинской территории расквартирована группа до 600 солдат Специальных операционных сил США (СОС). Объединенное командование СОС на Минданао проводит совместную работу с местными контртеррористическими организациями. Пентагон заметно увеличил число заходов военных кораблей в порты архипелага. В начале 2012 г. США и Филиппины приступили к консультациям о возможности разместить самолеты-разведчики, а также корабли на филиппинской базе Субик-бей, откуда их попросили уйти 20 лет назад. Руководство страны пока раздумывает над американским предложением.

Американо-таиландские связи в области обороны поддерживаются на высоком уровне. Пентагон использовал таиландскую военно-воздушную базу У-Тапао и небольшую военную помощь во время акций в Ираке. Ныне Пентагон учитывает состояние довольно длительной нестабильности своего не-натовского союзника и, видимо, поэтому не педалирует их расширение. Таиланд продолжает участвовать в ряде совместных морских учений (Cobra Gold, CARAT и др.).

Между Вашингтоном и Бангкоком действуют двусторонние программы международного военного образования и тренинга (IMET), сотрудничества между флотами и др. Используя инициированный США Центр по сбору и обмену разведданными о деятельности региональных террористических группировок, обе стороны выступают в совместных акциях, например, против Jemaah Islamiyah и др. США принимают участие в работе местного Центра по борьбе со стихийными бедствиями (2010, 2011 гг.).

Значительную ставку США делают на углубление развития и укрепление политико- стратегических отношений с Вьетнамом в условиях формирующейся новой конфигурации в АТР. Вашингтон принимает во внимание особенности фактора Вьетнама, пережившего в свое время (1979 г.) конфликт с Китаем, когда эти страны считали друг друга врагами, и обоснованно надеется на вьетнамскую поддержку в нейтрализации нарастающей проекции сил Пекина конкретно в ЮКМ и вне его границ. Вашингтон точно так же надеется на вьетнамскую поддержку в процессе подключения США к Восточно-Азиатскому саммиту (ВАС).

Ключевое место в военно-стратегическом взаимодействии двух государств занимает вопрос о базе Камрань. Вьетнамское руководство многократно подчеркивало приверженность принципам трех “no"s” в оборонной политике - «нет» военным союзам, «нет» иностранным базам, «нет» отношениям с другими странами, направленными против третьей стороны. Однако осенью 2010 г. Ханой объявил о своих намерениях открыть Камрань сначала для заходов индийских кораблей, а позже и для иностранных флотов с целью дозаправки и ремонта. Открытие Камрани для иностранных военных кораблей весьма симптоматично, поскольку отражает вьетнамскую озабоченность по поводу наступательного курса Китая, претензий и споров о принадлежности островов, континентального шельфа и т.п. в ЮКМ и ВКМ.

В отношениях США с Японией, американским союзником №1 в АТР, возникло напряжение, когда во главе японского правительства находился Хатояма и шли трудные переговоры о будущем двустороннего соглашения по обороне, которое японский премьер хотел бы переписать в свою пользу. В 2010 г. Хатояма ушел в отставку из-за кризиса, который возник в стране в связи с судьбой военной базы и иных военных сооружений на о.Окинава, которые чрезвычайно важны для Пентагона, чтобы контролировать тайваньский пролив и ЮКМ.

Во время своих азиатских турне Х.Клинтон не один раз упоминала о том, что Пентагон располагает 28,5 тыс. солдат в Южной Корее и 50 тыс. в Японии. Однако она признала, что эти значительные силы будут сокращены и передислоцированы в другие точки АТР – на Гуам и Австралию, что вызывается потребностью укрепления южного пояса. Американские военные специалисты указывали также на определенное устаревание некоторых объектов в Японии и Южной Корее. Но самые примечательные детали взаимодействия США с их союзниками таятся не столько в модернизации оборудования баз, размерах американских контингентов, сколько в том, как они будут содержаться. Так, в соответствии с Соглашением о поддержке принимающей стороны, подписанным в 2011 г., Япония будет предоставлять 188 млрд. иен ежегодно в течение последующих 5 лет на пребывание американских ВС на японской территории. Развитие инфраструктуры и передислокация корпуса американских морских пехотинцев из Японии на Гуам обойдется японской казне в 6.09 млрд. долл. из общей суммы на эти цели в 10 млрд. долл.

По условиям The Land Partnership Plan и Yongsan Relocation Plan по перестройке американских военных баз, Сеул принял на себя 47% из необходимых затрат или 800 млн. долл. ежегодно. Таким образом, основные расходы на содержание баз и ВС США за счет Японии и Южной Кореи сохраняются, как это было прежде.

В формат расширения системы военных баз в АТР мог бы отчасти вписаться план отставного полковника американских морских сил П.Гаррета, который циркулировал в стенах Пентагона в последние два года. П.Гаррет предлагал обратить большее внимание на Гуам, Каролинские, Северные Марианские, Маршалловы, Соломоновы острова, которые находятся сравнительно близко от Восточной Азии и не столь достижимы влиянию Китая. С его точки зрения, базы в данной части акватории содержать удобнее и безопаснее.

Некоторые опорные пункты уже расположены на американских бывших подопечных, а ныне союзных территориях. Многие островные государства, хотя политически независимы, но в экономическом плане слабы и жаждут помощи от богатых доноров в обмен на предоставление своих слабозаселенных островков под военные цели. Судя по всему, Океания становится важным стратегическим звеном в выстраиваемой Пентагоном системе баз в АТР.

П.Гаррет не оставил без внимания индоокеанскую зону, значительная часть которой отныне составляет с Тихим океаном единое стратегическое пространство. Но ей отводится иная роль – здесь, по его мнению, следует шире использовать базы, находящиеся под управлением Франции и Индии, а также пересмотреть оборонные соглашения с Брунеем, Сингапуром и Малайзией в сторону повышения значимости их военных связей и объектов в интересах США, к чему Пентагон, похоже, активно приступил. Что касается западного фланга Индийского океана, то здесь буквально натыканы американские базы в Кении, Йемене, Омане, Джибути и т.д., причем последнее время США все шире используют базы для беспилотников в Афганистане, Пакистане, Ираке, на Сейшелах и т.д.

Место Гуама в цепи баз особенное, ключевое. Размещенные здесь ВВБ и ВМБ, наряду с северными Марианнами, дают возможность господствовать над значительным пространством в разных направлениях. Находясь на равном расстоянии от Японии и Малаккского пролива, США могут довольно быстро проецировать с Гуама «жесткую силу».

ВВБ может обеспечить скоростную заправку. На этой базе складируются до 100 тыс. снарядов и 66 млн. галлонов авиационного топлива. На ВМБ находится эскадра американских подводных лодок (в т.ч. ядерных). В ближайшей перспективе на Гуаме будет построен причал для атомных авианосцев, расширена взлетно-посадочная полоса для стратегических бомбардировщиков «В-2» и «В-52», будут расквартированы три экспедиционные бригады численностью в 8 тыс. морских пехотинцев, которые вместе с контингентом американских ВС на Окинаве и на Гавайях будут способны отразить любой вызов в регионе. На все усовершенствования предполагается потратить до 2014 г. 12,5 млрд. долл.

Американские территории, где размещено ядерное оружие, - Гуам, Гавайи и Аляска - формируют треугольник, составляющий главную опору в новом формате военного присутствия США. Основание треугольника четко ложится на южный, наиболее неспокойный пояс АТР.

Активно реализуя европейскую ПРО, США не в меньшей степени уделяют внимание подобной системе в АТР, которую заметно расширяют и планируют новую в индоокеанском регионе. Весомые заделы в укреплении азиатско-тихоокеанской системы были заложены еще в период 8-летнего пребывания у власти Дж.Буша. В Калифорнии, на базе Вандерберг и на севере, на Аляске в Форт Грим размещены, соответственно, 4 и 26 ракет-перехватчиков системы ПРО. По плану Пентагон предполагал в 2010 г. довести их число до 44.

С 2007 г. Австралия участвует в развертывании американской системы ПРО (возможно, к ней в перспективе присоединится и Новая Зеландия). С помощью США обе страны модернизируют свой ракетный потенциал и строят сеть станций наблюдения за испытаниями ядерного оружия. В 2007 г. в целях улучшения координации действий в регионе с Австралией и Японией США учредили совместный «Трехсторонний форум по ПРО».

Читать продолжение часть 2.

Лебедева Нина Борисовна, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук.


Дата публикации: 24/04/2012 года

Тэги:  СШАгеополитикаАзиатско-Тихоокеанский регион

загрузка...

Другие статьи по теме:

Комментарии

Добавить комментарий
Чтобы добавить комментарий, Войдите или Зарегистрируйтесь



Уже более трех лет Европа и США пытаются как-то надавить на Россию с помощью необъявленной экономической войны, именуемой «санкциями». Однако подобные меры приводят лишь к тому, что расшатывают мировую экономику, тонкий баланс, позволяющий в этом нестабильном мире всем зарабатывать деньги. Причем с годами эта нестабильность лишь нарастает
Как антироссийские санкции провоцируют мировой экономический кризис

Уже более трех лет Европа и США пытаются как-то надавить на Россию с помощью необъявленной экономической войны, именуемой «санкциями». Однако подобные меры приводят лишь к тому, что расшатывают мировую экономику, тонкий баланс, позволяющий в этом нестабильном мире всем зарабатывать деньги. Причем с годами эта нестабильность лишь нарастает

загрузка...