Сирийский кризис и «арабская весна»

Сирийский кризис и «арабская весна»

Автору этой статьи довелось дважды с начала кризиса в Сирии побывать здесь в составе международных делегаций – в августе 2011 г. и в январе 2012 г. Главные впечатления – за это время еще больше активизировались вооруженные группировки, усилилась поддержка президента Б. Асада, стартовала правительственная программа политических реформ. Повседневная жизнь в Дамаске изменилась мало.

Развитие ситуации вокруг Сирии продолжает оставаться одним из наиболее важных элементов глобальной политики на Ближнем Востоке. Здесь фокусируется внимание мировых держав – ведущих стран НАТО, России, Китая и региональных центров силы – Турции, Ирана, Израиля, монархий Персидского залива, а также соседних с Сирией арабских стран.

Сирия пополнила собой список стран, кризисные явления и массовые протестные выступления в которых получили название «арабской весны». Ее результатом стало свержение правящих режимов в Тунисе и Египте, крушение такового в Ливии, изменения в правящей верхушке Йемена, а также продолжающееся противостояние оппозиции с властями в Сирии. В то же время, если смена правящих группировок в Тунисе и Египте произошло в результате внутренних факторов – обострения социально-экономических проблем, коррупции правившей десятки лет властной элиты, подавления оппозиции и отсутствия реальных демократических свобод, то в Сирии (так же как и в Ливии) главным фактором продолжающегося кризиса, является внешний, то есть поддержка оппозиционных правящему режиму сил извне. При наличии внутренних проблем, социально-экономическая ситуация в Сирии отличается в лучшую сторону по сравнению с Тунисом и Египтом, где имел место системный кризис. По данным МВФ на 2010 г. ВВП на душу населения в Сирии составляет $4.800, прирост ВВП – 2,3%. Уровень безработицы хотя достаточно высок – 20%, а среди молодежи - до30%. Тем не менее, он ниже, чем в Тунисе и Египте, где безработица среди молодых людей до 30 лет достигала 50%. При этом можно отметить, что уровень безработицы в 20% в 2011 г. был отмечен в такой достаточно развитой стране-члене ЕС, как Испания. В Сирии к тому же гораздо ниже, чем в Тунисе и, особенно, в Египте процент безработных дипломированных специалистов. Достаточно высок образовательный уровень сирийского общества – процент грамотных среди лиц старше 15 лет достигает 86% (для мужчин) и 73,6% (для женщин). Продолжительность жизни составляет 70 лет. Инфляция колеблется в пределах 2%. Таким образом ситуацию в Сирии нельзя определить как внутренний социально-экономический и политический кризис. Вместе с тем очевидно, что положение, при котором одна политическая или этно-конфессиональная группировка стоит у власти десятки лет и пользуется всеми властными привилегиями, естественно способствует развитию коррупции, непотизму, злоупотреблениям властных структур, а также отрыву и неспособности власть имущих видеть насущные интересы общества. Наряду с этим, необходимо признать, что сирийское руководство пыталось решать назревающие в обществе проблемы. Речь идет о шагах по демократизации экономической и общестенно-политической жизни, предпринимавшихся руководством Башара Асада в начале 2000-х гг., и получивших название «сирийская весна». Тогда по инициативе молодого президента Б.Асада (род. в 1965 г.), избранного на высший государственный пост в 2000 г. после смерти его отца Хафеза Асада, была провозглашена политика «открытости и гласности», направленная на демократизацию политической жизни. Были предприняты также ряд мер по проведению рыночных реформ, которые дали импульс для оживления частного бизнеса в экономической и финансово-банковской сфере. В то же время стимулирование свободного рынка наряду с определенным положительным эффектом имело и свои негативные результаты. А именно, рост безработицы, повышение цен, расслоение общества, что вело к усилению социальной напряженности. На волне политики открытости в Сирии стали появляться независимые общественно-политические оганизации – форумы национального диалога (мунтадият аль-хивар аль-ватаний – араб. яз.). Всего в Сирии в начале 2000-х гг. было создано 21 форум, в которых участвовали сотни представителей сирийской интеллигенции, в основном творческой и гуманитарной. Причем такие руководители форумов, как Рияд Турк и Рияд Сейф пытались превратить их в политические партии. Участники форумов писали петиции и воззвания к властям с требованием дальнейшей демократизации, как например известная петиция 99, которые публиковались за пределами Сирии. В свою очередь представители курдской общины стали заявлять о необходимости предоставления им больших прав. Оживились также сирийские Братья-мусульмане, деятельность которых была запрещена после организации ими в 1982 г. в г. Хама вооруженного мятежа. В 2002 г. они провели свой съезд в Лондоне и опубликовали воззвание, призывающее к политической борьбе. В США бизнесменами сирийского происхождения были созданы две политические партии – «Сирийская партия реформы» в 2003 г. и «Национально-демократическая партия возрождения» в 2005 г. [1],которые пытались создать политическую оппозицию сирийским властям. Однако все эти организации не пользовались какой-либо массовой поддержкой поскольку их идеологическая платформа – ни либерально-демократическая, ни исламистская не имели значительного влияния в сирийском обществе. В независимых форумах началась также острая критика периода правления президента Хафеза Асада, что не приемлел Башар Асад. В ответ на петиции оппозиции Б.Асад заявлял, что «Сирия пойдет по пути поэтапных реформ и демократизации, но не будет выполнять требования отдельных лиц, не представляющих мнение большинства народа». Таким образом «сирийская весна» начала 2000-х гг. не получила дальнейшего развития, чему способствовала также позиция многих членов сирийского руководства-представителей «старой гвардии», а также опасения, что ускоренное проведение радикальных реформ может привести к дестабилизации режима.

Протестные акции в Сирии, в известной мере стимулированные примером «арабской весны» начались в марте 2011 г. с демонстраций против произвола полиции в небольшом г. Дараа (50 тыс. жителей), расположенном на границе с Иорданией и Израилем. Они рапространились на другие города Сирии, где манифестанты требовали улучшения условий жизни и социально-экономических реформ. Вскоре выступления протеста переросли в столкновения с силами правопорядка и призывам к свержению правящего режима. Президент Б. Асад объявил о предстоящем проведении реформ в социально-экономической и политической сфере. Затем в Дамаске и в ряде других крупных городов Сирии прошли митинги и демонстрации в поддержку руководства Башара Асада. Однако антиправительственные манифестации и столкновения с полицией продолжались и принимали все более ожесточенный характер. Причем наиболее непримиримое противостояние с силами правопрядка происходило в тех городах, где изначально были представлены оппозиционные силы, прежде всего исламистские (такие города, как Хама, Хомс, Джиср аш-Шухур), которым активно оказывалась помощь из-за рубежа, в том числе в создании вооруженных антиправительственных группировок.

Автору этих строк довелось дважды с начала кризиса в Сирии побывать здесь в составе международных делегаций – в августе 2011 г. и в январе 2012 г. Рассматривая развитие ситуации в стране за этот период, необходимо отметить во-первых, активизацию вооруженных группировок на территории Сирии, во-вторых, усиление поддержки большей частью населения президента Башара Асада и в-третьих, начало реализации предложенной сирийским руководством программы демократических реформ и формирование различных политических сил в стране. За последние два месяца в Сирии совершен целый ряд террористических актов. Среди них нападения на военнослужащих и военные объекты, учреждения правоохранительных органов, взрывы на нефтепроводах, железной дороге, убийства и захват в заложники мирных граждан (в г. Хомсе были убиты боевиками пять известных деятелей науки), поджог школьных зданий и убийства учителей (с марта 2011 г. было сожжено 900 школ и убито более 30 учителей), террористические акты с десятками жертв среди мирных граждан в Алеппо и Дамаске. Одними из наиболее кровавых стали террористические акты в Дамаске. Два из них - 23 декабря 2011 г., перед зданиями управлений государственной безопасности (взрывы начиненных взрывчаткой автомашин), в результате которых погибло 44 человека и около 150 было ранено и один - 6 января 2012 г., на одной из оживленных улиц (подрыв террориста-смертника), когда погибло 26 человек и 60 было ранено. Большинство пострадавших были мирными гражданами-случайными прохожими, в том числе дети, и часть – работники правоохранительных органов. В память жертв террористических актов в Дамаске в соборе Святого креста 9 января происходила церемония поминовения всех, кто погиб от рук террористов. На ней выступили великий муфтий Сирии Ахмад Бадр Ад-Дин Хусун, митрополит православной сирийской церкви, настоятельница католичесго монастыря, которые резко осудили «террористов-убийц и тех, кто вкладывает оружие им в руки и посылает их в Сирию» [2]. Показательна и трагична судьба великого муфтия, сын которого был убит членами исламистской террористической группировки за отказ муфтия перейти на сторону зарубежной оппозиции, провозглашающей своей целью свержение правительства Башара Асада. После террористических актов в Дамаске здесь каждый день проходили демонстрации с лозунгами в поддержку Башара Асада и с осужденим террористов, которые мы видели в течении всего нашего пребывания в Сирии. В других крупных городах – Алеппо, Хомсе, Хаме, Дараа, Дейр аз-Зоре имели место такие же демонстрации, которые транслировались по сирийскому телевидению. Ни одной антиправительственной демонстрации мы не видели, хотя могли совершенно свободно передвигаться по городу и общаться с сирийскими гражданами. Большая часть участников демонстраций была представлена молодежью - юношами и девушками. Наиболее массовая из них, собравшая несколько десятков тысяч человек, прошла 11 января в центральной части Дамаска на площади Аль-Умавийин, на которой с речью выступил Башар Асад. Свою речь он начал с обращения: «Братья и сестры!». Он говорил о многотысячелетней сирийской истории, о противодействии терроризму, о поддержке террористов извне. Необходимо признать, что в лице Башара Асада многие сирийцы, особенно молодежь, видят подлинного национального лидера. Его выступление было встречено с подлинным воодушевлением, причем не было видно ни организаторов, ни «групп скандирования». Однако вся площадь скандировала популярный лозунг «Аллах, Сирия, Башар!» (Алла, Сурия ва Башар бас). Дамаск в январе 2012 г. по сравнению с летом 2011 г. стал как бы строже. При подъезде к аэропорту проверяют паспорта и интересуются из какой вы страны, у входа в государственные учреждения оборудованы охраняемые подъезды с заградительными бетонными плитами, у полицейских участков расположены блок-посты с мешками с песком, охраняемые солдатами в бронежилетах. Некоторые улицы перекрываются шлагбаумами, возле которых дежурят солдаты, а также молодые люди с автоматами в руках. Это - дружинники из проправительственных молодежных организаций. Тем не менее, повседневная жизнь в Дамаске за эти полгода изменилась мало. В городе не видно ни военных патрулей, ни бронетехники, ни проверки документов. Дамаск также оживленен. На старейшем на всем Ближнем Востоке базаре – сук Аль-Хамидия идет бойкая торговля, в интернет-кафе нет свободных мест, в выходные дни улицы заполнены гуляющими – семейные пары с детьми, много молодежи.

В Сирии в настоящее время реализуется предложенный руководством страны план демократизации общественно-политической жизни. В последние месяцы приняты новые законы о всеобщих выборах, о СМИ, о местном самоуправлении, о политических партиях. Идет активный процесс их создания. Так на январь 2012 г. официально зарегистрировано пять новых партий. Необходимо отметить, что в соответствии с действующей конституцией в Сирии формально действовала многопартийная система, и в паламенте были представлены семь политических партий. Однако в соответствии с пунктом 8 конституции руководящая роль принадлежала правящей Партии арабского социалистического возрождения (ПАСВ). Причем надо отдать должное усилиям ПАСВ по решению ряда социально-экономических проблем. Так в Сирии введено бесплатное медицинское обслуживание и бесплатное образование. Один из членов ПАСВ, являющийся депутатом парламента, рассказывал нам, что он родился в бедной многодетной крестьянской семье. Только благодаря социально-экономическим реформам ПАСВ, изменившим жизнь в Сирии, он прошел путь от крестьянина до парламентария. Сейчас в Сирии идет активная дискуссия в отношении руководящей роли ПАСВ. Как заявил представитель сирийского МИД, в новой конституции, референдум по которой пройдет в феврале 2012 г., этот пункт будет аннулирован, если за это выскажется большинство политических и общественных сил. В своем обращении к нации 10 января 2012 г. Башар Асад объявил, что новая конституция будет принята в марте 2012 г. Парламентские выборы должны пройти в мае-июне 2012 г. [3]. В соотвствии с новым законом в Сирии в декабре 2011 г. прошли выборы в местные органы власти. Однако в связи с угрозой терроризма в них приняли участие, как подтвердили представители ПАСВ, лишь 42% избирателей. Тем не менее, местные органы власти были избраны и приступили к работе. Также на основе нового закона создаются новые СМИ наряду с уже действующими 20 телеканалами, 15 радиостанциями и 30 газетами.

Что касается сирийской оппозиции, то она делится на внутреннюю или патриотическую, как себя называют ее представители, готовую на диалог с властями, и внешнюю, провозглашающую свержение правящего режима своим главным лозунгом.. В настоящее время патриотическая оппозиция представлена более десятью партиями различного политического спектра Условно их можно разделить на демократически-либеральные, левые, умеренно-исламистские и отражающие интересы курдской общины. Наиболее влиятельной партией демократического направления является старейшая Национальная социальная партия (НСП), основанная в 1932 г. Как заявил Илия Саман, член политбюро НСП, ее программа более консервативна по сравнению с программой ПАСВ. Тем не менее, между двумя партиями нет принципиальных разногласий. По его мнению, главным дестабилизирующим фактором в Сирии является политика США, Франции и Англии, действующих в интересах Израиля, и имеющих целью разделить Сирию на пять государственных образований по религиозному и этническому признаку. Таким образом, по его мнению, можно будет признать и оправдать существование Израиля, как «еврейского государства», о чем заявляют его руководители. В то же время Саман, уроженец г. Хомса, признал, что в последнее время в Сирии проявляется опасная тенденция. А именно, возникновение очагов межконфессионального противостояния, что имеет место, в частности, в Хомсе между жителями алавитских и суннитских кварталов. Наряду с этим террористические группировки пытаются намеренно разжечь межконфессиональное противостояние, осуществляя убийства и похищения людей в суннитских районах, обвиняя в этом алавитов. Либеральное направление оппозиции представляет зарегистрированное в январе 2012 г. Светское демократическое социальное движение. Оно возглавляется Набилем Фейсалом, одним из светских сирийских интеллектуалов, писателем и переводчиком. Он - ярый противник исламского фундаментализма, сторонник либеральной демократии. Целью его движения, как заявил он в беседе с автором, является «превратить Сирию в ближневосточную Данию». Наиболее влиятельной составляющей левого или коммунистического направления патриотической оппозиции является Комитет по объединению сирийских коммунистов, недавно сменивший название на партию Народная воля. Ее возглавляет Кадри Джамиль, видный сирийский экономист, профессор Дамасского университета. Он представляет оппозицию в комитете по созданию новой сирийской констиуции. Кадри Джамиль считает, что единственным путем выхода из кризиса является национальный диалог и создание правительства национального единства, куда вошли бы представители патриотической оппозиции. При этом необходимо «очищение режима от тех, кто не заинтересован в проведении реформ, а также очищение оппозиции от деструктивных элементов» (беседа с автором 12.01.2012 г.). По его мнению правящая партия ПАСВ при наличии у нее политической воли «способна адаптироваться к новым политическим условиям и сыграть позитивную роль в реформировании страны» [4].Значительной силой оппозиции в Сирии, с которой имеет контакты Народная воля, являются также «координационные комитеты» (лиджан ат-тансик). Они представляют собой нечто вроде российских ревкомов времен революции 1917 года. «Комитеты» с одной стороны организуют демонстрации с требованиями конкретных реформ для улучшения условий жизни, при этом иногда они вступают в столкновения с органами правопорядка. С другой стороны, выступают в качестве органов самообороны, зачастую имея оружие и защищая свои кварталы от нападений террористичесх группировок, в частности, от, так называемой, Свободной сирийской армии. В этой связи необходимо отметить, что если в начале протестных выступлений в Сирии часть населения, в том числе, интеллигенция, поддерживала протесты и требования скорейшей демократизации и смены режима, то по мере активизации террористических группировок и нарастания насилия большинство сирийцев в настоящее время поддерживает руководство страны и предложенные им реформы. Это подтверждают последние социальные опросы, о результатах которых рассказывал 11.02. 2012 г. на канале Евроньюс Аммар Ваккаф, член одного из социальных форумов и представитель ПАСВ. О поддержке большинством населения Сирии руководства Б.Асада говорит и такой факт, что в двух крупнейших сирийских городах Дамаске и Алеппо, где проживает половина населения Сирии, нет антиправительственных манифестаций. Напротив, там идут демонстрации в поддержку Б.Асада. В Дамаске и Алеппо проживает также большая часть бизнес-элиты, представленной, в основном, суннитами, а также ведущие суннитские богословы, которые, как подтверждает известный французский востоковед Жиль Кепель, поддерживают правящий режим [5]. Такую же позицию поддержки Б.Асада занимает, как подтвердила в беседе с автором Мариам Агнес, настоятельница католического монастыря Святого Джеймса, христианская община Сирии, насчитывающая свыше 2 млн. человек (население Сирии составляет 23 млн.).

Что касается внешней оппозиции, то она в основном представлена Сирийским национальным советом (СНС), базирующимся в Стамбуле и возглавляемым Бурганом Гальюном, профессором Сорбонны, сирийцем французского происхождения. В СНС по различным данным вошли 140 представителей от внутрисирийской и зарубежной оппозиции (причем опубликованы фамилии только 70 из них). Как заявила в Стамбуле Басма Кадмани, одна из представителей руководства зарубежной оппозиции, СНС «должен стать своего рода национальной ассамблеей, которая будет исполнительным органом и, в тоже время, органом, осуществляющим контакты с иностранными правительствами». Однако в первую очередь необходимо отметить, что в оппозиции нет единства. Она не имеет какой-либо конкретной программы по выходу страны из кризиса и по дальнейшему экономическому, социальному и политическому развитию. Единственный конкретный лозунг, который на данный момент объединяет оппозицию – это свержение режима Башара Асада. Оппозиция состоит из различных по своим целям группировок, представляющих Братьев-мусульман и суннитские организации, курдских сепаратистов и либерально-демократических диссидентов, проживавших, как правило, в Европе и США. Таковым является Радван Заде, основатель Дамасского исследовательского центра по правам человека, базирующегося в США. Из Лондона ведет трансляцию оппозиционный сирийский телеканал Барада (название реки в Дамаске). Здесь же находится Сирийский центр мониторинга соблюдений прав человека, возглавляемый сирийским диссидентом-правозащитником Рами Абд ар-Рахманом. Причем, как утверждал в беседе с нами Бассам Абу Абдалла, профессор политологии Дамасского университета и видный член партии ПАСВ, Рами Абд ар-Рахман в Лондоне не имеет ни оффиса, ни сотрудников. Каким образом он получает информацию о, якобы десятках мирных демонстрантов, гибнущих ежедневно в результате действий сирийской армии, неизвестно. По данным профессора Бассама, председатель СНС Бурган Гальюн «относится негативно к исламистам», представленным в СНС, хотя они являются наиболее влиятельной и структурированной силой внешней оппозиции. Существуют также другие вооруженные группировки, осуществляющие террористические операции на территории Сирии. Учитывая масштабы и скоординированность их акций, очевидно, что речь идет о хорошо спланированных и скорее всего руководимых из-за рубежа, диверсионно-террористических операциях. Как подтвердил в одном из своих интервью президент Башар Асад на территории Сирии в настоящий момент действуют несколько террористических групп, а именно, подразделения Аль-Каиды, исламистские группировки «Фатх аль-Ислам» (Победа ислама) и «Джунуд аль-Ислам» (Солдаты ислама), военное крыло сирийских Братьев-мусульман «Ат-Талиа аль-мукатила» (Сражающийся авангард), а также криминальные банды, общей численностью от 2 до 4 тыс. боевиков. В некоторых СМИ, в т.ч. российских, появилась также информация о проникновении на территорию Сирии группы ливийских исламистских боевиков во главе с Бель Хаджем, одним из военных руководителей ливийских повстанцев, назначенным после падения режима Каддафи военным комендантом ливийской столицы г.Триполи (Бель Хадж в начале 2000-х гг. являлся «национальным эмиром» Ливийской исламской боевой группы, действовавшей в Ливии против режима Каддафи). По данным наших сирийских собеседнков, тренировочные лагеря, готовящие боевиков для вооруженных группировок, расположены в Ливане и Турции. Их подготовкой и вооружением занимаются представители спцслужб стран НАТО, а также Турции и некоторых арабских стран. Финансирование осуществляется из монархий Персидского залива. На территории Сирии действует также так называемая «Свободная сирийская армия» (ССА), лидеры которой заявляют, что она состоит из военнослужащих, дезертировавших из сирийской армии для того, чтобы бороться с режимом. Однако, большая ее часть представлена такими же боевиками-наемниками, как сирийцами, так и гражданами других арабских и мусульманских стран, каковые находятся в рядах других террористических группировок. ССА осуществила нападение в ноябре 2011 г. на штаб-квартиру службы разведки сирийских ВВС в пригороде Дамаска, в результате которого погибли 6 военнослужащих, из них несколько военных летчиков, а также террористические акции в Дамаске, Алеппо и Хомсе в 2012 г. Причем канал Евроньюс показал боевиков из этой «армии», позировавших перед телекамерами с автоматами в руках и требовавших от «международного сообщества» введения в Сирии режима «бесполетной зоны» по ливийскому сценарию. Руководитель боевиков заявлял, что в таком случае они «получат необходимое прикрытие с воздуха и смогут освободить Сирию». По свидетельствам очевидцев-пострадавших, боевики ССА занимаются рекетом местного населения, принуждая их платить своеобразную дань «в пользу сирийской революции». Пытаясь координировать свои действий с ССА и придать им политическую окраску, Сирийский национальный совет в январе 2012 г. создал Бюро по координации действий с ССА.

Главной проблемой в Сирии на сегодняшний день, о которой говорили все наши сирийские собеседники, являются террористические действия вооруженных группировок. Число погибших сирийских граждан, официально зарегистрированных представителями Красного Креста и международными организациями с начала событий в Сирии, то есть с марта 2011 г. по январь 2012 г. составило около 3 тыс. человек. Наряду с этим по данным сирийских официальных властей за тот же период от рук боевиков погло более 2 тыс. сирийских военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов. Ярким примером действий боевиков стал обстрел 11 января в Хомсе алавитского квартала, в результате которого погибли восемь его жителей и французский журналист телеканала Франс-2 Жиль Жаки. Причем Жаки, с которым мы имели беседу за день до его гибели, был убежден в том, что в Сирии имеет место «народный протест, жестоко подавляемый авторитарным ржимом». Поэтому он повсюду искал «народную оппозицию», чтобы сделать соответствующий репортаж. Не найдя таковую в Дамаске, он вместе с группой голландских и швейцарских журнлистов направился в Хомс. Однако в Хомсе он встретил жителей, которые также выступали за Башара Асада и требовали защитить их от террористов. В это время группа жителей и находящийся поблизости Жаки, была обстреляна из гранатомета боевиками ССА, что происходило почти ежедневно в этом районе. Комментируя гибель французского журналиста, Агнес Мариам, настоятельница католического монастыря Св. Джеймса, заявила, что в Сирии нет никакой протестующей народной оппозиции, есть только «бандиты, убивающие людей». Тем не менее, французская газета Фигаро в своем репортаже о гибели Жаки писала о «возможной провокции сирийских спецслужб». Об информационной войне против Сирии рассказывали многие наши собеседнии, в том числе независимые иностранные журналисты, работающие здесь. По их данным катарский канал «Аль-Джазира», например, чтобы передать репортаж о массовых антиправительственных демонстрациях в Сирии создавал монтаж с несколькими десятками статистов и декорацией сирийской улицы позади них, нечто вроде «голливудской деревни». Как один из курьезов такой информационной войны можно рассматривать также появление в польской газете «Газета виборча» (Gazeta Wyborcza) фотоснимка, перепечатанного из западного издания, изображающего массовую демонстрацию, комментируемую газетой, как «демонстрация протеста против режима Асада». Те же, кто знает арабский язык, могут прочесть на плакате в руках одного из демонстрантов надпись «Палестинский народ поддерживает президента Башара Асада».

Ситуация вокруг Сирии остается сложной. Исход противостояния сирийской правящей группировки, пользующейся поддержкой большей части общества (около 60% населения поддерживает президента Б. Асада), с радикальной оппозицией, в значительной степени поддерживаемой извне, во многом зависит от способности правящего режима консолидировать здоровые силы общества и провести объявленные реформы. Наряду с этим первостепенным и наиболее важным вопросом является подавление террористических группировок и стабилизация внутриполитичесой ситуации в стране, без чего невозможно проведение демократических реформ. Этот вопрос напрямую связан с внешнеполитическим фактором и недопущением иностранного военного вмешательства. Ведущие страны НАТО и Израиль видят в Сирии союзника Ирана (и отчасти России) и, в связи с усиливающейся напряженностью и даже их военными угрозами в адрес Ирана, рассматривают режим Б.Асада как враждебный. США и Израиль не раз обвиняли Сирию в поддержке «международного терроризма», антиизраильских палестинских группировок и движения Хизбалла. Поэтому смена режима в Сирии и, соответственно, ее политического курса, отвечают интересам данных стран. В то же время суннитская Турция соперничает за лидерство в данном регионе с шиитским Ираном. И ослабление Сирии, имеющей давние со времен ирано-иракской войны союзнические связи с Ираном, в том числе, на конфессиональной основе (правящий режим в Сирии состоит, в основном, из представителей алавитской общины, одного из направлений шиизма), соответствует турецким интересам. В то же время правящая партия и руководство Турции, представленное умеренными исламистами (премьер-министр и президент Турции - выходцы из ассоциации Братьев-мусульман) в какой-то мере симпатизируют сирийским Братьям-мусульманам, находящимся в оппозиции правящему режиму в Сирии. Наряду с этим, в Турции, позиционирующей себя как региональный центр силы и, в определенной мере, даже как лидера исламского мира, не забывают, что Сирия на протяжении 400 лет (с ХVI века до конца Первой мировой войны) входила в состав Османской империи. Суннитские монархии Персидского Залива, противостоящие Ирану, и видящие в нем потенциальную угрозу со времен иранской исламской революции 1979 г., занимают примерно такую же позицию. Саудовская Аравия и Катар обладают сейчас значительным влиянием в Лиги арабских государств (ЛАГ), которая пыталась провести в СБ ООН резолюцию, осуждающую сирийское руководство и тем самым открыть дорогу для осуществления «ливийского сценария» в Сирии. В этом отношении интересы монархий Персидского залива совпадают с интересами ведущих стран НАТО. Тем не менее, такие страны-члены ЛАГ, как Алжир, Ирак, Судан, значительная часть общественно-политических сил Иордании и Ливана (Национально-патриотическое движение генерала Ауна) поддерживают сирийское руководство, хотя и не выражают этого достаточно решительно. В этой связи возрастает роль России, которая становится ключевым звеном в разрешении сирийского кризиса. Российские представители, в том числе в лице министра иностранных дел, выражают твердую позицию России о недопустимости вооруженного иностранного вмешательства и повторения в Сирии «ливийского сценария». Эту позицию подтвердило вето России и Китая в СБ ООН, спасшее Сирию от бомбардировок НАТО, а также визит в Сирию в феврале 2012 г. С.Лаврова, министра иностранных дел и М.Фрадкова, директора СВР. Между Россией и Сирией исторически сложились отношения дружбы и сотрудничества в экономической, военно-политической, культурной и гуманитарной областях. Многие семьи в Сирии, как и в России, представлены смешанными браками, их дети говорят по-русски и по-арабски. Сирия в настоящее время является единственным союзником России на Ближнем и Среднем Востоке. В случае гипотетического падения правящего режима в Сирии, во-первых, произойдет дестабилизация региона Ближнего Востока, что наблюдается уже сейчас в Ливане, где периодически происходят столкновения на конфессиональной почве между сторонниками и противниками сирийского режима. Во-вторых, в Сирии весьма вероятно, будет наблюдаться ситуация, аналогичная ливийской, то есть приход к власти радикальных исламистских сил. Тем более, что, по некоторым сообщениям СМИ такие лидеры Аль-Каиды, как Аз-Завахири в феврале 2012 г. заявили о поддержке сирийской радикальной оппозиции. В Сирии, так же, как в Ливии, достаточно велик арсенал оружия, которое так же как и в Ливии, может попасть в руки радикальных исламистов. При таком исходе в Сирии возможна активизация исламистского экстремизма. Причем она может быть направлена как против России и государств Центральной Азии, так и против Израиля, а также США и стран ЕС. Политика Запада, способствующая дестабилизаци арабского мира, созданию здесь политического хаоса и внутреннего противоборства, в какой-то степени может быть тактически выгодна ведущим странам НАТО в плане облегчения им доступа к арабским нефтяным и газовым ресурсам и Израилю в плане устранения потенциальных военных противников (Ирак и Сирия). Однако в стратегической перспективе она ведет к усилению радикального исламизма. Недавняя новейшая история уже знает примеры попытки использования странами Запада радикальных исламистов для достижения своих стратегических целей – поддержка боевиков Бен Ладена в их «джихаде» против афганского просоветского режима в Афганистане. Для США такая поддержка исламского радикализма обернулась терактами 11 сентября 2001 года (документальный фильм «911 Расследование с нуля»). Еще одним результатом возможного крушения нынешнего сирийского режима станет для России потеря своего единственного союзника на Ближнем Востоке вместе с военно-морской базой в г.Тартусе и выдавливание отсюда российского бизнеса, как это происходит в Ираке и весьма вероятно произойдет в Ливии. Внешняя политика великой державы, каковой Россия является (хотя бы по размерам ее территории, обладанию ядерным оружием и постоянным членством в СБ ООН) должна базироваться на долгосрочных интересах. Сирия, занимая стратегически важное положение в регионе и являясь потенциальным проводником экономических и военно-политических интересов России на Ближнем и Среднем Востоке и в бассейне Средиземноморья, должна занимать достаточно важное место в российской внешней политике. В этой связи совершенно очевидно, что современная российская политика в отношении Сирии, как и всего ближневосточного региона, должна базироваться на национально-государственных интересах России и учитывать традиционные отношения дружбы и сотрудничества между двумя странами. При этом речь не идет о новой конфронтации со странами Запада, а именно о подлинной защите сирийского народа и российских интересов, что представляет собой естественную и исторически преемственную дипломатическую практику.

Долгов Борис Васильевич - старший научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук.

Примечания:

[1] Eyal Zisser. Commanding Syria. Bashar al-Asad and the First Years in Power. London., 2007. P. 95
[2] Баладуна (Наша страна – ар. яз.). Дамаск, 10.01.2012. С. 2
[3] Ас-Саура (Революция – ар.яз.). Дамаск, 11.01.2012. С.1
[4] Касьюн (ар. яз.). Дамаск, 7.01.2012. С. 1
[5] Le Nouvel Observateur. P., No 2452, 3.11.2011. P. 41

источник: «ПЕРСПЕКТИВЫ» www.perspectivy.info


Дата публикации: 04/04/2012 года

Тэги:  Ближний Востокгеополитика

загрузка...

Другие статьи по теме:

Комментарии

Добавить комментарий
Чтобы добавить комментарий, Войдите или Зарегистрируйтесь



Уже более трех лет Европа и США пытаются как-то надавить на Россию с помощью необъявленной экономической войны, именуемой «санкциями». Однако подобные меры приводят лишь к тому, что расшатывают мировую экономику, тонкий баланс, позволяющий в этом нестабильном мире всем зарабатывать деньги. Причем с годами эта нестабильность лишь нарастает
Как антироссийские санкции провоцируют мировой экономический кризис

Уже более трех лет Европа и США пытаются как-то надавить на Россию с помощью необъявленной экономической войны, именуемой «санкциями». Однако подобные меры приводят лишь к тому, что расшатывают мировую экономику, тонкий баланс, позволяющий в этом нестабильном мире всем зарабатывать деньги. Причем с годами эта нестабильность лишь нарастает

загрузка...