Размышления о том, почему мы проиграли. Два года спустя.

Размышления о том, почему мы проиграли. Два года спустя.

Трудно говорить о том, что мы проиграли. Но именно так и есть. Русская весна, прокатившаяся по Юго-Востоку, завершилась поражением. И даже Донбасс, отстоявший свою свободу (точнее, его половина), в целом проиграл, потеряв тысячи жизней, получив хаос и разруху.

Сразу хочу предупредить, что это не плач и не крик «Все пропало!» Не поиск виновных, а попытка проанализировать произошедшее, с целью понять, как же так вышло и что нужно делать дальше.

Я буду писать по пунктам. Так проще и понятнее.

Итак, мы проиграли. Сразу же возникнет вопрос: что мы проиграли? Отвечаю: проиграли мы свое право на самоуправление, на свое мнение, свою историческую память и свое видение цивилизационного пути своего народа.

23 февраля 2014 года начались события в Крыму. Мало кто знает, что ночью 22 числа уже началось в Харькове, что стало, по сути, началом Русской весны. Стычка еще неорганизованных простых харьковчан с организованными майдановцами за памятник Ленину стала толчком к дальнейшим событиям. Можно считать этот день началом событий. Другие могут привязываться к более распиаренному митингу в Севастополе. Третьи – к народному штурму ОГА 1 марта и изгнания боевиков майдана из Харькова. Однако не столь важно. Очевидно, что конец февраля – начало марта стал временем начала народных волнений против новой власти в Киеве.

Сложнее ответить, когда все кончилось. Кто-то скажет, что побоищем в Одессе. Да, мирный протест на этом явно завершился. Даже на уровне бит и щитов. Стало ясно, что за свое мнение либо учись стрелять, либо засунь его поглубже и живи молча. Но в Харькове мирные митинги еще продолжались и последний прошел аж 23 августа 2014 года. Однако все это уже нельзя было назвать Русской весной. Это были скорее протесты по инерции, в основном чествования ветеранов войны и памяти Победы. Революционный подъем и ощущение силы ушли в том же Харькове гораздо раньше, после стычки на Плехановской, то есть 27 апреля. В общем, хронологические рамки событий возьмем в период конца февраля – начала мая 2014 года.

Итак, почему? Почему такой масштабный протест во многих городах, по-настоящему народный, такой неожиданный для всех и по заряженности ничем не уступавший оппонентам в Киеве, так позорно затих?

Причин много, начну с самой главной.

1. Протест в Киеве был заранее подготовленной акцией, продуманной и спланированной. Протест на Юго-Востоке был экспромтом, в чем-то пытавшимся подражать майдану. Притом, что стартовые условия были совершенно разными. И все эти годы Россия всерьез недооценивала роль и значение фондов, западных НПО и молодежных движений. Работу с украинскими СМИ. Нужен был готовый сценарий, а его попросту не было. В итоге, когда майдановцы в январе и феврале занимали госучреждения и планомерно шли к захвату власти, в марте и апреле у нас были «хороводы» по улицам с флагами, бессмысленные стояния и бесцельная болтовня. Только движение Губарева в Донецке действовало наиболее организованно. Но даже Павел в своей книге потом напишет, как тяжело ему все это давалось без какой-либо помощи из России.

Главная причина – отсутствие реальной подготовительной работы со стороны Кремля по поддержке пророссийского движения. Будь оно настолько массовым и имей серьезную поддержку хотя в половине областей – у режима просто не нашлось бы ресурсов для начала войны. Половина армии оказалась бы на охваченных восстанием территориях.

2. Но есть и вторая причина – менталитет наших людей. Если майдановцы реально верили, что их цель – вступление в Европу, и для этого они шли умирать (по крайней мере, после начала стрельбы на майдане они все не разбежались), то наши люди, не получив внятного ответа из Киева, поверили в скорый приход российских войск. Галичане верили в себя, мы же верили в Россию. Большинство надеялось ограничиться либо хождением с флагом, либо занять ОГА и «нам бы день простоять…». К таким же можно отнести и многих сторонников Стрелкова. Но о нем позже.

Именно в этом проблема. Послушав обтекаемые фразы Путина о «защите русскоязычных» и узнав, что «вежливые» в Крыму, люди были уверены, что так будет везде. Вера была святой и, что удивительно, она до сих осталась. Верят, что Путин их спасет. Это своего рода наш ответ вере в «европейское будущее», «вере в Украину» и прочим религиозным моментам, которые отличают наших идейных противников. Все это трансформация веры в «коммунизм», «царя-батюшку» и нашу старую добрую веру в чудо. Которой и живем. Но победить с такой верой нельзя изначально.

3. Третья причина, но не по счету. Беда всего протеста на Юго-Востоке – отсутствие поддержки со стороны крупного бизнеса. Кроме Севастополя, где местные нувориши были людьми с русскими корнями и местной исторической преемственностью сознания, как Чалый. В общем-то, даже крымский бизнес в итоге махнул на материк, хоть и частично. В остальных регионах бывшие друзья Януковича успешно смылись, а оставшиеся признали новую власть. Без бизнеса и его прикрытия, особенно без олигархов, которые контролируют СМИ и все в этой стране затевать что-то бессмысленно. Достаточно дать по сто гривен любой шпане, чтобы разогнать в итоге протест. Так и сделали, натравив футбольных фанатов (ультрас). Все их отличие от титушек заключалось в том, что их давно вышколили на предмет украинского патриотизма. Отсюда заряд и боевой задор, подпитанный финансово.

4. Проблема заключалась также в отсутствии настоящих харизматичных лидеров. Даже такие люди, как Губарев или Болотов, в большинстве городов не нашлись. Всех «вожаков» движения можно условно разделить на несколько типов.

- Провокаторы. Разные сомнительные личности, которые вели за собой толпу в западню, призывая к самоубийственным действиям. Впоследствии остались на свободе и ловко ушли от наказания со стороны режима. Пример – некто Земляникин, состоявший в Одесской Дружине, шедший впереди колонны 2 мая, а теперь спокойно разгуливающий по городу.

- Наивные дураки. Таких тоже хватало. Верили в скорый приход российских войск настолько, что самоотверженно ринулись на защиту ОГА в Харькове, бежали впереди всех на разгон майдановцев, уступая в числе в несколько раз, в Одессе. Сейчас такие либо в тюрьме, либо на том свете. И их никто оттуда не вытащит и о них уже все забыли. С одной стороны, самоотверженность и решительность этих людей заслуживает уважения. Но идти за такими людьми – прямой путь либо в тюрьму, либо на тот свет.

- Ловкие авантюристы. Красиво выступая на митингах, записывая видеообращения и призывая к борьбе, эти люди собирали сторонников и вели их за собой. Однако, как только ситуация поменялась, они первые исчезли из страны. Впоследствии многие объявились в России уже как эксперты и сотрудники научных институтов. Многие и сейчас выступают на российском телевидении в жарких схватках с представителями Украины и местной либеральной тусовки. Не будем называть фамилий. Все поняли, о ком идет речь.

- Местные политиканы. В основном это коммунисты, представители старых и новых политических движений, среди которых КПУ, Боротьба, Юго-Восток и т.д. Эти были меньше всех заинтересованы в развитии протеста. Им нужны были бесконечные марши и митинги безо всякого смысла. И сейчас многие из этих приспособленцев продолжают свою деятельность, только сменив вывеску. Запрещенные коммунисты назвались «Слобожанщиной», «Новой державой» и продолжили привычную возню, спокойно отказавшись от своих идеалов и принципов.

С таким выбором руководителей неудивительно, что у нас было несколько отдельных митингов на площади, толпу делили на части и вели в разные стороны. С другой стороны, а как еще могло быть, когда лидеры не были подготовлены заранее, единой программы действий не существовало? Нет смысла винить всех этих людей в предательстве «идей Русской весны». Появление их на гребне народной волны – ожидаемо, когда все пущено на самотек.

5. Когда говорили «Юго-Восток», забывали, что его как единого целого попросту не было. Были Одесса и Николаев как отдельный регион, отдельно Харьков, отдельно Донбасс. Отдельно Днепропетровск и Запорожье. В каждом регионе протест развивался по-своему. Где-то перешли к силовым действиям и борьбе за отделение от Украины, где-то до последнего выступали за федерализацию, а где-то ограничились небольшими акциями с российскими флагами. 6 апреля, когда началось восстание на Востоке Украины, Одесса его не поддержала. О каком единстве идет речь, если по сути есть только разрозненные группы пророссийского населения в разных концах страны?

6. Стрелков. Роль этого человека в событиях на Украине еще не раз оценят историки. Однако очевидно, что именно он перевел его в вооруженную плоскость. И, судя по постигшему его разочарованию, он просто стал заложником крымской эйфории, с которой приехал на Донбасс. Там он узнал, что Россия не собирается вводить войска и в конечном итоге уехал. Конечно, его роль в тех событиях была очень велика. В чем-то обвинять и критиковать его некорректно, но стоит признать, что протест Юго-Востока оказался не готов к такому уровню противостояния, заданному стрелковцами. Многие просто отказались от борьбы, не желая губить свою жизнь.

7. Протест не имел шансов изначально, поставив целью присоединение к России. Как бы кому-то этого не хотелось, но большинство населения, одевшего украинскую символику, отнюдь не было сторонником войны или бандеровцев. Это были люди, которых все устраивало и которые хотели жить как раньше. Многие такие люди изначально поддержали Антимайдан. Поэтому движение с самого начала раскололось на тех, кто против беспредела в стране и тех, кто за присоединение к России. Когда на площадях стали размахивать флагами Новороссии, протест начал сходить на нет.

С другой стороны, движение за то, чтобы все оставить как есть, движение, построенное не на предложении своего, а отрицании чужого – Антимайдан в своей основе не имел перспективы. Достаточно было увидеть, что по-русски говорить не запретили, бандеровцы в квартиру не вломились, как желание выходить на митинги резко пропало.

8. Господство украинских СМИ оказалось тотальным. Если в марте большинство населения поддерживало Антимайдан, то уже в апреле общество начало резко менять свой настрой. Когда же начались вбиваться в головы штампы о «колорадах», а затем о «сепаратистах», переломить сознание людей стало бесполезно. По сути дела, население убедили, что все, кто поддерживает Антимайдан – завезенные русские. Потом они трансформируются в «наемников на Донбассе». Даже если твой сосед одевал георгиевскую ленточку, ты начинал спрашивать у него российский паспорт. И самое главное. Население убедили, что те, кто выступает против украинской власти – выступает против самой Украины. Ты против Порошенко? Значит ты сепаратист! Такая логика быстро поделила общество на «патриотов», яростно защищающих власть, и «врагов», которые уже боялись публично ее осуждать. Именно перелом в настроениях на Юго-Востоке стал серьезным успехом работы пропагандистской машины киевского режима. И как-то бороться с этим после отключения российских каналов, создававших альтернативную точку зрения, стало невозможно.

Вот те причины, которые, на мой взгляд, привели к поражению нашего движения. Наверняка можно назвать еще, ведь их наверняка гораздо больше. Надеюсь, основные я назвал.

И теперь второй вопрос: «Что делать?» На мой взгляд, главное – не складывать руки. Еще летом 2013 года мы с друзьями пили пиво в саду Шевченко и рассуждали о том, что в Харькове нет русского движения. И тут такое! Да, теперь многие уехали, многие запуганы. Но идея осталась, осталась память о нашей борьбе. Бандеровцы были в гораздо более трудной ситуации во времена СССР, но свою идею они пронесли через поколения и она возродилась. Идея славянского единства, братства с Россией, справедливости и народовластия никогда не будет забыта. Как и память о великих победах наших предков. Главное – нести эту идею в себе и по возможности делиться ею с другими.

Никто не призывает бороться за нее с оружием в руках. Но распространять ее всеми доступными средствами – вполне в наших силах. Главное – не дать новому поколению забыть о прошлом, не затеряться в американских фильмах и играх, неонацистских сборищах, тусовках неформалов или просто приклеить взгляд к экрану монитора или планшета.

Даже если придется нести эту идею всю жизнь – это тоже миссия. И миссия немаловажная. Главное, чтобы рутина повседневности никогда не лишала заряженности, стремления к борьбе.

Идея – это все, что у нас есть.

Статья написана специально для сайта «Геополитика и мировая политика».
При полной или частичной перепечатке материала ссылка на сайт «Геополитика и мировая политика» обязательна.


Дата публикации: 03/02/2016 года

Тэги:  УкраинаАнтимайданГражданское сопротивление

загрузка...

Другие статьи по теме:

Комментарии

Добавить комментарий
Чтобы добавить комментарий, Войдите или Зарегистрируйтесь



Уже более трех лет Европа и США пытаются как-то надавить на Россию с помощью необъявленной экономической войны, именуемой «санкциями». Однако подобные меры приводят лишь к тому, что расшатывают мировую экономику, тонкий баланс, позволяющий в этом нестабильном мире всем зарабатывать деньги. Причем с годами эта нестабильность лишь нарастает
Как антироссийские санкции провоцируют мировой экономический кризис

Уже более трех лет Европа и США пытаются как-то надавить на Россию с помощью необъявленной экономической войны, именуемой «санкциями». Однако подобные меры приводят лишь к тому, что расшатывают мировую экономику, тонкий баланс, позволяющий в этом нестабильном мире всем зарабатывать деньги. Причем с годами эта нестабильность лишь нарастает

загрузка...