Проблема Европы – это евро

Проблема Европы – это евро

Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц в своей новой книге утверждает, что Европа еще много десятилетий будет жалеть о разбитых мечтах, если не пересмотрит свое отношение к евро. Далее приводятся выдержки из его книги «Евро – это угроза для будущего Европы».

Европа, источник просвещения, родина современной науки – сейчас потопает в кризисе. Эта часть света, которая была во главе Промышленной Революции, приведшей к беспрецедентным изменениям стандартов жизни за последние два столетия, теперь увязла в долгом периоде застоя. ВВП на душу населения (с учетом инфляции) для еврозоны – стран Европы, имеющих единую валюту евро – был практически таким же в 2015 году, как и в 2007. Некоторые страны годами находятся в кризисе.

Когда уровень безработицы в США прыгнул до 10% в октябре 2009 года, большинство американцев считали это недопустимым. С того времени эта цифра упала меньше, чем на 5%. Однако в еврозоне уровень безработицы в октябре 2009 года также достиг 10%, а с того времени еще и удвоился. В среднем, каждый пятый молодой человек безработный, а в странах с наихудшей экономической ситуацией каждый второй ищет работу, но не может устроиться. Мечты и стремления молодых европейцев разбиваются о сухую статистику по уровню безработицы – зачем было работать и усердно учиться? Результат – это разбитые семьи, поскольку те, которые могут уехать, эмигрируют из страны в поисках работы. Они предвидят европейское будущее с низкими стандартами жизни, что может продлиться на целые десятилетия.

Приведенные экономические факты имеют, в свою очередь, глубокую политическую подоплеку. Пошатнулась сама основа Европы в период после холодной войны. Радикальные правые и левые партии поддерживают выход своих государств из еврозоны, например, в Испании и в Италии; а в июне 2016 года, как известно, Британия на референдуме вообще проголосовала за выход из Евросоюза. То, что казалось неизбежным в ходе истории, – образование государств-наций – теперь подвергается сомнению. Также возникают вопросы и по поводу великого достижения послевоенной Европы (после Второй Мировой Войны) – создание Европейского Союза.

Несмотря на огромное количество положительных изменений в Европе, нужно отметить её первоочередную ошибку – создание единой валюты, евро. А точнее, создание единой валюты без учреждения ряда ведомств, которые смогли бы позволить региону с таким разнообразием наций эффективно функционировать.

Единая валюта – это результат усилий, предпринятых еще в середине 20-го века, когда Европу шатало от кровавых боев и разрухи двух мировых войн. Европейские лидеры осознали, что более мирное будущее требует полной реорганизации политики, экономики и даже национальных личностей континента. В 1957 году данная идея приблизилась к реальности с подписанием Римского договора, в котором утверждалось Европейское Экономическое Сообщество (ЕЭС), включающее Бельгию, Францию, Италию, Люксембург, Нидерланды и Западную Германию. За последующие десятилетия, в течение которых преобладала холодная война, и другие страны также вступили в Сообщество. Шаг за шагом, ослаблялись ограничения насчет работы, путешествий и торговли между странами-членами ЕЭС.

Европейская интеграция действительно стала набирать ход еще до конца холодной войны. Падение Берлинской стены показало, что пришло время приблизить и укрепить европейские связи. Надежды на мирное и светлое будущее были как никогда сильны, как у лидеров, так и у народа. Результатом стало подписание Маастрихтского договора, в котором формально утверждалось создание Европейского Союза в 1993 году и определялись его экономическая структура и учреждения – а также был запущен процесс принятия единой валюты – евро.

Сторонники евро справедливо замечают, что это был не только экономический проект, который должен был улучшить стандарты жизни путем эффективного распределения ресурсов, следования принципам сравнительного преимущества, увеличения конкуренции, использования экономики от масштаба, а также укрепления экономической стабильности. Что важнее – это был политический проект; он был нацелен на политическую интеграцию Европы, чтобы сблизить народ и страны и обеспечить мирное сосуществование.

Однако евро не удалось достичь ни одной из двух поставленных целей: ни процветания, ни политической интеграции, кроме того, эти цели сейчас еще более далеки, чем были до создания еврозоны. Вместо мира и гармонии, в европейских странах наблюдается недоверие и злость по отношению друг к другу. Возобновляются старые стереотипы, поскольку северная Европа называет юг ленивым и ненадежным, и призывается помнить поведение Германии в мировой войне.

Еврозона изначально создавалась с изъянами. Её структура – принципы, законы, учреждения – во всем этом лежит причина плохого функционирования региона, а также и кризисов в еврозоне. В разнородности Европы была ее сила, однако справиться с огромным политическим и экономическим разнообразием единой валюте оказалось не под силу. У единой валюты должен быть единый обменный курс во всех странах, и единая процентная ставка. Даже если они установлены таким образом, что отражают ситуацию в большинстве странах-членах, то, что касается экономической неоднородности, должен существовать ряд учреждений, который смог бы помочь тем нациям, для которых установленные значения не приемлемы. Однако Европа поленилась создать такие учреждения.

Ситуация усугубляется еще и тем, что структура еврозоны основывалась на определенных идеях, согласно которым определялось, что необходимо для экономического успеха – например, центральный банк должен заниматься инфляцией, хотя Федеральный резервный банк в США занимается безработицей, ростом и стабильностью. И дело не только в том, что еврозона не была построена так, чтобы учитывалась европейская экономическая неоднородность, дело в том, что еврозона не была создана так, чтобы ее законы и принципы способствовали процветанию, стабильности и занятости.

Зачем было идейно-мотивированным государственным деятелям, стремящимся к созданию сильной и единой Европы, создавать нечто, имеющее противоположный эффект? Основатели евро руководствовались модными на то время понятиями о функционировании экономики, однако это было неверным. Они верили в функционирование рынков, однако не понимали, что нужно для их функционирования и что их нужно только ограниченное количество. Непоколебимая вера в рынки иногда называется рыночным фундаментализмом, а иногда неолиберализмом. Например, рыночные фундаменталисты полагали, что если государство обеспечит низкий и стабильный уровень инфляции, рынки смогут обеспечить для всех рост и процветание. В то время как в большинстве стран мира рыночному фундаментализму уже не доверяют, особенно после глобального финансового кризиса 2008 года, в Германии, доминирующей силе еврозоны, эти убеждения еще и живы и довольно сильны. Данные убеждения отстаиваются с такой убежденностью, несмотря на наличие противоположных свидетельств, что их можно рассматривать как идеологию. Подобные идеи, продвигаемые МВФ и всемирным Банком во всем мире, привели к потерянному четверть столетию в Африке, к потерянному десятилетию в Латинской Америке, а переход от коммунизма к рыночной экономике в бывшем Советском Союзе и восточной Европе оказался, по меньшей мере, разочарованием.

Однако Германия считает себя довольно успешной и призывает другие страны, равняться на неё. Её экономика выросла на 6.8% с 2007 года, однако, в среднем, её темп роста всего лишь 0.8% в год, что можно считать близким к упадку. (Для сравнения: темп роста США за аналогичный период составил 1.2%). Также стоит отметить, что до кризиса, в начале 2000х годов (когда в стране были приняты реформы, значительно сокращавшие сеть социальной защиты) Германия развивалась за счет обычного рабочего класса, особенно низов. В то время как реальная зарплата стояла на месте (по некоторым данным снизилась), брешь между низшим и средним классом увеличилась – на 9% менее чем за десятилетие. Также в начале столетия возросли бедность и неравенство. О Германии говорят как об «успешной» только по сравнению с остальными странами еврозоны.

Наверное, это естественно, что европейские лидеры винят в таком положении дел страны, находящиеся в упадке и кризисе. Они не хотят винить себя и великие учреждения, которые сами же помогли создать, а теперь их возглавляют. Но винить жертву – не решение евро проблемы, и это, кроме всего, несправедливо.

Никого не должно удивлять, что реакция Европы на референдум Соединенного Королевства была такой же жесткой, как и после выборов в Греции в 2015 году. Херман ван Ромпей, бывший Председатель Совета Европы, выразил широко-распространенное мнение, когда сообщил, что решение Дэвида Кэмерона поддержать референдум «было наихудшим политическим решением за десятилетия». В его словах звучала глубокая антипатия по поводу демократической ответственности. Ясно одно: по основным вопросам избиратели голосовали против евро, Европейского Союза и Европейской конституции. Кроме того, во время голосования по поводу выхода Британии из ЕС, большинство голосующих в других странах, помимо Соединенного Королевства, также неблагополучно отзывались о Евросоюзе (а именно Греция, Франция и Испания).

Экономические и политические последствия для Брексит (Brexit – составляющее из двух слов: Britain и exit – означает «выход Британии из Евросоюза») будут во многом зависеть от реакции Европы. Многие считают, что Европа не отрежет себе нос, чтобы изуродовать лицо. В интересах всех разработать наилучшие экономические отношения, согласующиеся с демократическими желаниями и интересами всех тех, кто находится по обе стороны Ла-Манша. Стороны имеют обоюдную выгоду в торговой и экономической интеграции, и если ЕС серьезно подойдет к вопросу, что чем ближе экономическая интеграция, тем лучше, то это будет подразумевать попытку налаживания близких взаимоотношений, насколько это возможно. Если ЕС будет пытаться наказать Соединенное Королевство, то это приведет к обратному эффекту, Европейский Союз накажет сам себя. Тот факт, что Европейские фондовые рынки значительно упали, а также ситуация ухудшилась и в Европейских банках, говорит, по крайней мере, о том, что Брексит нанес серьезный удар по Европе.

Жан-Клод Юнкер, председатель Европейской комиссии, занял жесткую позицию, понимая, что может войти в историю, как человек, на чьих глазах начался распад Евросоюза. Его позиция такова: Европа должна быть бескомпромиссна в своем наказании, должна предложить немногим меньше, чем то, что гарантировано Британии по мировым соглашениям, таким как Мировая Торговая Организация, иначе и другим будет повадно стремиться к выходу. Ну и ответ! Согласно Юнкеру, Европу нельзя удержать только благами – благами, которые превосходят издержки, экономическим процветанием, чувством солидарности, гордостью быть Европейцем. Нет, Европу нужно удерживать угрозами и запугиванием – что может произойти, если страна покинет еврозону.
Евро часто описывается как неудачный брак. Неудачный брак – это союз двух людей, которым не следовало объединяться, давая нерушимые клятвы. Ситуация с евро более сложная: это союз 19 кардинально разных стран, объединенных вместе. Когда пара, имеющая проблемы, обращается к психологу по проблемам семьи и брака, давно практикующие консультанты пытаются сохранить семью, а современные задаются вопросом: Нужно ли сохранять такой брак? Цена распада семьи – как финансовая, так и эмоциональная – может быть довольно высокой, однако попытки сохранить семью могут иметь даже более высокую цену.

Один из первых уроков экономики заключается в том, что прошлое должно оставаться в прошлом. Нужно всегда задаваться вопросом: что мы должны делать с тем, что у нас есть? По обе стороны Ла-Манша политика должна быть направлена на понимание первоисточника злобы. Как в условиях демократии политические ведомства сделали настолько мало для решения проблем обычных граждан? Чтобы исправить ситуацию сейчас, необходимо в каждой стране и посредством трансграничных соглашений создать новую, более демократичную Европу, целью которой будет улучшить благосостояние обычных граждан. Однако это невозможно осуществить, когда треть столетия преобладала неолиберальная идеология, которая сыграла важную роль в учреждении евро. А также будет невозможным осуществить, если мы будем путать цель и средства: евро – это не самоцель, а средства, которые при правильном управлении могут принести всеобщее процветание, а при неправильном приведут к низкому стандарту жизни для многих или, скорее всего, для большинства граждан.

Несмотря на множество причин для пессимизма, важно, что еще у многих в Европе теплится надежда и вера в Европейский проект; даже в странах, где есть все причины впасть в отчаяние, живет надежда, что Европейский Союз можно будет реформировать. Также и некоторые политики в Европе верят, что демократическая политика сможет внести перемены и добиться всеобщего процветания для граждан. И по всей Европе есть люди, в основном молодежь, которые митинговали десятками тысяч за новую Европу.

И все-таки есть альтернатива создать механизмы, которые приведут к истинному всеобщему процветанию: нужно только извлечь уроки из прошлого и построить новую экономику и политику будущего. Референдум по поводу выхода Британии из ЕС был шоком. Я надеюсь, что это шоковое состояние запустит новую волну по обе стороны Ла-Манша, которая приведет к новому усовершенствованному Евросоюзу.

Статья переведена специально для сайта «Геополитика и мировая политика».

Источник: www.theguardian.com/business/2016/aug/10/joseph-stiglitz-the-problem-with-europe-is-the-euro


Дата публикации: 16/08/2016 года

Тэги:  ЕвросоюзЕСВеликобритания

загрузка...

Другие статьи по теме:

Комментарии

Добавить комментарий
Чтобы добавить комментарий, Войдите или Зарегистрируйтесь



Самоубийство старушки, увидевшей новые счета за коммунальные услуги, с предсмертной запиской «в моей смерти прошу винить Порошенко и Яценюка» всколыхнуло общество два года назад. На сегодняшний день в Украине самое большое число самоубийц среди людей в возрасте старше 75 лет. Уровень жизни, безвыходность, рост тарифов приводит их к отчаянию Суицид по-украински – к истокам проблемы

Самоубийство старушки, увидевшей новые счета за коммунальные услуги, с предсмертной запиской «в моей смерти прошу винить Порошенко и Яценюка» всколыхнуло общество два года назад. На сегодняшний день в Украине самое большое число самоубийц среди людей в возрасте старше 75 лет. Уровень жизни, безвыходность, рост тарифов приводит их к отчаянию

загрузка...