О протестах в Фергюсоне и их реальном смысле для США

О протестах в Фергюсоне и их реальном смысле для США

Убийство чернокожего юноши Майкла Брауна всколыхнуло Штаты. Парень, укравший сигареты и агрессивно отреагировавший на требования полицейского остановиться, получил целую очередь в свое тело, полицейский выстрелил в невооруженного подростка шесть раз, три пули попали в голову, по одной в шею, грудь и руку. Это произошло 9 августа 2014 года. Тысячи жителей Фергюсона, города, где произошло убийство, вышли на улицы. Начались погромы магазинов и полицейских участков.

убитый чернокодий

Социальные сети наводнили сообщества и аккаунты, посвященные этим событиям, все американское общество ошеломленно стало следить за происходящим в Фергюсоне, пригороде Сент-Луиса, штат Миссури, где протестующие даже захватили власть, разгромив государственные учреждения.

Однако события 9 августа разрешились относительно быстро. Дело об убийстве перешло в суд, а в Фергюсон вошла Национальная Гвардия. Тем не менее, конфликт оказался замороженным до 24 ноября, до дня, когда был оглашен вердикт суда, оправдавший полицейского Даррека Уилсона, расстрелявшего Брауна.

протест

Это спровоцировало новую волну протестов, охватившую уже более 90 городов, среди которых были Сан-Франциско, Нью-Йорк и Вашингтон.

Помимо массовых столкновений с полицией, протестующие организовали множество мирных пикетов, флеш-мобов, демонстраций и прочих форм проявления гражданского протеста. События в Фергюсоне шагнули далеко за его пределы, став общенациональной проблемой. Впервые в истории США организация Амнистия Интернейшнл направила специальную группу в Фергюсон для обучения протестующих мирным формам сопротивления, а также высказала обеспокоенность нарушениями прав человека со стороны американской полиции.

поднятые руки

Из иностранных государств осудили действия американских властей лишь Россия и Турция на уровне министерств иностранных дел. Египетский МИД высказал надежду, что власти США проявят уважение к протестующим, а официальные СМИ Ирана и Китая отметили огромные внутренние проблемы в США и рекомендовали Обаме сосредоточиться на их решении. В СМИ Франции и ФРГ прозвучали лишь осторожные мнения о происходящем в «цитадели демократии». Только Северная Корея поспешила с самыми резкими заявлениями на уровне высшего руководства.

Убийство чернокожего вызвало в мировом сообществе вполне ожидаемую реакцию. Страны «свободного мира» просто проигнорировали проблемы у своего патрона, предоставив ему право спокойно разбираться с происходящим в стране самими жесткими методами. При этом ситуация давно вышла из-под контроля. Власть встала демонстративно на сторону полиции, что спровоцировало бурю возмущения и агрессии. В штате Миссури было введено чрезвычайное положение, над Фергюсоном введена бесполетная зона, аэропорт Сент-Луиса закрыт. Фергюсон осветили пылающие полицейские машины. Одним из лидеров протеста стал отец Майкла Брауна, активно участвующий в массовых беспорядках.

И все-таки зададимся вопросом: является ли конфликт исключительно расовым и стоит ли его рассматривать как борьбу черного меньшинства с белым большинством? Именно так считает и президент США Обама, всем видом показывающий, что расовой проблемы в США нет, вот мол, взгляните на меня и убедитесь! И российский политолог Борис Межуев считает:

«Конфликт очень взрывоопасный, он грозит расколоть Америку по расовому признаку. Это уже было в период действия «Черных пантер».

Однако стоит ли все списывать на расовую подоплеку?

Если посмотреть на то, как проходит протест во всех городах США, то мы увидим, что черные и цветные жители отнюдь не составляют большинство митингующих. Смысл протеста гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд – «нищие негры загнаны в гетто и потому социально взрывоопасны». На улицы вышла огромная масса молодежи, студенчества, прогрессивной интеллигенции, еще помнящих про события 60-х. Лейтмотив протеста – это борьба с произволом полиции, обладающей настолько широкими полномочиями в вопросах применения силы и оружия, что это ставит под вопрос само существование демократии в США.

Главные флешмобы протестов в поддержку Фергюсона – это лежание на асфальте, что символизируют жертв полицейского произвола, и поднятые руки – символизирует призыв к полиции не убивать мирных протестующих.

лежание на асфальте

Вашингтон

Честерфилд Молл – элитный торговый центр в Сент-Луисе

Честерфилд Молл – элитный торговый центр в Сент-Луисе

Сам Уилсон уже позиционируется как нацист и расист, символ бездушной государственной системы, ломающей судьбы американцев. Полиция США олицетворяется как филиал Ку-Клукс-клана, а ее сотрудники – как идейные нацисты. Среди провластно настроенной общественности стали проявляться расистские высказывания, однако расизм – лишь результат того, как освещаются события в Фергюсоне в американских СМИ.

Ку-Клукс-клан
полицейский Даррек Уилсон

Полицейский США Даррек Уилсон,
расстрелявший чернокожего Майкла Брауна

Протесты прокатились не только по негритянским пригородам вроде Фергюсона, но и по благополучным мегаполисам: Сиэтл, Вашингтон, Сан-Франциско и т.д. Люди из вполне благополучных районов устраивают акции протеста посреди элитных торговых центров, проводя абсолютно мирные акции, включая возрождение практики 60-х – многотысячные марши несогласных. При этом количество белых американцев значительно, что видно невооруженным глазом.

поднятые руки

беременной женщине, лишившейся глаза Американские СМИ заняли привычную тактику изображения протеста в виде беснующейся толпы люмпенов. Зверства полиции обильно заслоняются американскими СМИ рассказами о произволе демонстрантов. Вашингтон Пост посвящает первую полосу истории о полицейском, героически противостоящем толпе, забывая рассказать о беременной женщине, лишившейся глаза под обстрелом резиновыми пулями. Полиция героизируется белым населением, а история со сгоревшей церковью в пригороде Сент-Луиса демонстрируется как символ «бессмысленного и беспощадного» бунта. При этом совсем забывают показать, как протестующие охраняют магазины от мародеров.

В качестве решения проблемы взаимоотношений полиции и общества американские аналитики, в частности, Д.Голдман, предлагают установить камеры наблюдения на униформе полицейских, увеличения количества чернокожих в полиции и прочие абсолютно бесполезные идеи. При этом «наведение порядка» считается первоочередной задачей, как будто это важнейший шаг в демократической стране – разогнать толпу и арестовать лидеров протеста.

Подобные шаги в России были бы восприняты как проявления диктатуры и тоталитаризма, в США же это вполне адекватный метод. Поэтому полиция России и Китая научилась приспосабливаться к условиям протестов 21 века, сдерживая толпу, несмотря на провокации, а американская по старинке вводит бронетехнику и водометы. Очевидно, что за жесткими действиями российской полиции последует масштабная критика западных СМИ и правозащитников, а действия полиции США осудят лишь немногие субъекты международного права.

Единственное, что признают американские политологи – это нищета «цветных» пригородов, поэтому тяжелые условия и ненормированный рабочий день не дают им времени отлучиться с работы и защитить свои права в суде. Поэтому суд присяжных Фергюсона не услышал точку зрения родителей Майкла Брауна и полностью оправдал Уилсона.

Маленькие пригороды и города-спутники в США – прекрасная лакмусовая бумажка все более ухудшающейся экономической ситуации в стране. Работы и перспектив для населения давно нет, жизнь на пособие вряд ли доставляет удовольствие молодежи. Отсюда безысходность, 1,5 ареста в среднем на каждого человека. Широкие полномочия американской полиции переросли в произвол, что не способствует снижению уровня преступности, и когда толпы разъяренной молодежи устраивают столкновения с органами правопорядка, законопослушные граждане побили рекорд в истории США по объемам закупок вооружения. Американские собственники чувствуют приближающийся хаос и готовятся защищать свое имущество самостоятельно.

Таким образом, главный вопрос, который себе задают прогрессивно мыслящие американцы – а живут ли они в свободной стране? Ведь события в Фергюсоне и реакция на них власти показали, что живут они в полицейском государстве, где власть и полиция – сообщники в борьбе с народными массами, а СМИ всеми силами пытаются показать населению, оставшемуся дома, что в протесте участвуют маргиналы и чернокожие преступники, способные только разрушать. То, что протест носит антисистемный характер, а не только расовый или социальный, власть США не решится признать никогда.

Дред Скотт

Как отметила в Твиттере некая Н. Уилсон, совсем не случайно, что в Сент-Луисе, в пяти милях от места убийства Брауна, похоронен Дред Скотт, чернокожий раб, тщетно пытавшийся в начале 19 века добиться права на личную свободу у американского правосудия. Он даже пытался себя выкупить, но получил отказ у своей белой хозяйки. Режим «белого правосудия» сохранился, только теперь очевидно, что у американской власти собственные представления о «белых» и «черных» в своей стране.

Роман Вербий, Украина

Статья написана специально для сайта «Геополитика и мировая политика».
При полной или частичной перепечатке материала ссылка на сайт «Геополитика и мировая политика» обязательна.



Дата публикации: 03/12/2014 года

Тэги:  СШАдемократия

загрузка...

Другие статьи по теме:

Комментарии

Добавить комментарий
Чтобы добавить комментарий, Войдите или Зарегистрируйтесь



Уже более трех лет Европа и США пытаются как-то надавить на Россию с помощью необъявленной экономической войны, именуемой «санкциями». Однако подобные меры приводят лишь к тому, что расшатывают мировую экономику, тонкий баланс, позволяющий в этом нестабильном мире всем зарабатывать деньги. Причем с годами эта нестабильность лишь нарастает
Как антироссийские санкции провоцируют мировой экономический кризис

Уже более трех лет Европа и США пытаются как-то надавить на Россию с помощью необъявленной экономической войны, именуемой «санкциями». Однако подобные меры приводят лишь к тому, что расшатывают мировую экономику, тонкий баланс, позволяющий в этом нестабильном мире всем зарабатывать деньги. Причем с годами эта нестабильность лишь нарастает

загрузка...