«Отец» украинской нации

«Отец» украинской нации

Портреты многих выдающихся личностей красуются на украинских денежных купюрах. Но, к сожалению, биография некоторых из них до конца не освещена. К ряду таких знаменитых персон можно отнести, пожалуй, Михаила Сергеевича Грушевского. Его изображение красуется на пятидесяти гривенной купюре. Что же о нем известно в широких кругах и всем ли фактам его жизни уделено должное внимание? Многие события его жизни не сопоставлены с политической обстановкой того времени, так же при написании его биографии не учтена политика тех государств, в которых он проживал. Поэтому если смотреть на вещи субъективно, то мы увидим личность выдающегося борца за украинскую идею, первого президента Украины, его по праву можно считать «отцом истории украинского народа», но почему-то никто не придает значение, тому, что за ним кто-то стоял и какие за собой последствия повлекло его «творчество». Поэтому будем смотреть на вещи объективно.

Главное оказаться в нужное время и в нужном месте. У Грушевского это получилось. И причем не единожды. Конец 19-го века и начало 20-го ознаменовались для Галичины террором властей австровенгрии, в составе которой и находились галицкие земли. Австрийская корона решила окончательно изничтожить и вытравить русскую сущность из населения Галичины. В этот период не только происходили репрессии галичан за то, что они не желали отказываться от своего русского имени, что считалось нелояльным по отношению к власти, но так же началось усиленное реформаторство на Галичине и в системе образования. В вузах и школах начали преподавать историю «порабощения москалями украинцев». Как раз написанную «Iсторiю Украiни-Руси» Михаилом Грушевским можно по справедливости считать плодом той политики, которую проводила австровенгрия в системе образования Галичины. Открываем Первый том этого чтива и во Вступительных заметках видим следующее: «Ся праця має подати образ історичного розвою житя українського народу або тих етноґрафічно-полїтичних ґруп, з яких формуєть ся те що ми мислимо тепер під назвою українського народу, инакше званого "малоруським", "південно-руським", просто "руським" або "русинcьким". … Його старе, історичне імя: Русь, Русин, руський, в часи полїтичного й культурного упадку було присвоєне великоросийським народом, котрого полїтичне й культурне житє розвинуло ся на традиціях давньої Руської держави, і великоросийські полїтичні організації — як вел. кн. Володимирське і потім вел. кн. Московське уважали себе спадкоємцями, наслїдниками тої старої Руської (Київської) держави, передовсїм — наслїдком династичних звязків своїх з київською династиєю.». (Дословный перевод: «Этот труд преподносит образ исторического развития жизни украинского народа или тех этнографическо-политических групп, из которых формируется то что мы подразумеваем теперь под названием украинского народа, иначе называемого «малорусским», «южно-русским», просто «русским» либо «русинским»… Его старое, историческое имя: Русь, Русин, русский, во времена политического и культурного упадка было присвоено великороссийским народом, политическая и культурная жизнь которого развилась на традициях древней Русской державы и великороссийские политические организации – как вел. кн. Владимирское и потом вел. кн. Московское считали себя преемниками, наследниками той старой Русской (Киевской) державы, прежде всего – наследником династических связей своих с киевской династией.».).

Если почитать повнимателльней «Iсторiю Украiни-Руси», то становится слишком очевидным, что Грушевский аккуратно подводит к необходимости, отделить, обособить южно- русские земли и их население в отдельную украинскую нацию, мол северный сосед украл у нас название Русь, так давайте назовемся Украиной, что собственно было и нужно австровенгрии в их антироссийской пропаганде. Изначально инициаторами «украинской» идеи были поляки, хотя как это ни странно, украинские националисты их все равно ненавидели и ненавидят до сих пор. Еще до Грушевского высказал мысль о том, что украинцы – это особая ветвь польского народа главный теоретик украинского национализма, поляк Францишек Духинский. Он тоже, как и Грушевский настаивал на том, что имя «Русь» украдено москалями у украинцев, о чем написал в своем трехтомнике «Основы истории Польши и других славянских стран и Москвы» (1858-1861 гг.).

Еще раз убеждаюсь в правоте узника Терезина и Талергофа В.Р.Ваврика в том что, «…украинские профессора как то туманно, хитро и блудно меняют Русь на Украину и путают одно имя с другим.». Многие галицкие интеллигенты да и простые образованные люди, кто не соглашался с ахинеей, написанной такими как Грушевский и проводимой австрияками русофобной политикой, впоследствии оказались в застенках Терезина и в бараках Талергофа – первых концлагерях в Европе. Практически нет таких семей на Галичине у которых родственники не попали под репрессии австровенгров, только за то, что они не захотели переступать через родную кровь, хотели оставаться русскими. Но этого, к сожалению никак не могут осознать их несведущие потомки, проводя шествия в Киеве по Крещатику в честь Бандеры и Шухевича, которые, кстати, воспитывались в молодежной организации «Пласт», опекаемой австрийской короной.

Но вернемся к Грушевскому, поскольку эта работа посвящена именно ему, а точнее его трудам. В вышеприведенном отрывке из «Iсторii Украiни-Руси» Грушевского указываются «этнографическо-политические группы» (украинцы), в то время на Галичине они не пестрили своей многочисленностью по сравнению с основной массой коренного населения, считавшим себя Русинами, то есть Русскими. Кстати, сам Грушевский указывает на русское самоназвание галичан, и тут же подменяет его на «украинец». Обратите внимание еще на один момент, Грушевский называет княжества Владимирское и Московское «великороссийскими политическими организациями». В таком случае Киевскую и Воронежскую области тоже можно считать политическими организациями. Это просто нелепость с его стороны!

Из доклада д-ра Владимира Огоновского на тему "Национальная, социальная и профессиональная структура населения Львова по переписи населения 9.12.1931 г.", состав населения Львова «по языковому признаку» мы можем увидеть следующее:
украинцев 24.245 чел. или 7,8%
русинов 10.892 чел. или 3,5%
поляков 198.212 чел. или 63,5%
евреев 75.316 чел. или 24,1%
прочих 3.566 чел. или 1,1%

После искоренения всего русского все же еще оставались во Львове и на Галичине те кто не отказался от своего русского имени (русины). В том же 1931 г. по данными переписи населения по трем воеводствам - Львовскому, Тернопольскому и Станиславовскому общий перевес украинцев над русинами был не столь велик, лишь только среди греко-католиков в этих трех воеводствах к украинцам себя причислили 1 660 826 человек, к русинам - 1 116 166 человек. Как видим, после проведенных репрессий австровенграми до и во время Первой Мировой войны количество русинов стало далеко не доминирующим. А с приходом Советской власти в 1939 году все русины были против своей воли переписаны в украинцы. Все русские движения были свернуты. «Свидомитам», то есть украинским движениям тоже досталось, но они благополучно на время перекочевали за границу. Им было куда бежать. У русинов, в отличии от «свидомых» не было никакого ни материального, ни финансового подспорья за границей где бы они могли продолжить свою деятельность. Так на Галичине была окончательно искоренена идея об общерусском единстве. То, что не получилось у поляков и австрияков сделали советы, сыграв на руку местным украинским националистам.

Спрашивается, почему Советская власть отдала предпочтение «украинству» на Галичине и не стала поддерживать русскую культуру? Какая политика проводилась в Советской Украине до присоединения Галичины? С чего все начиналось?

Все же имеет смысл подробней остановиться на том, что и кто явились инициаторами «украинизации» до Советского периода Украины, чтобы понять, почему ее продолжили в Советский период. Если до Советского периода на Украине (хотя тогда еще она так не называлась), не на галицкой ее территории пытались внедрить «украинство в галицком исполнении» австрийские подданные «Грушевский и Ко», то в Советское время в 1920-е годы у руля «украинизации» стали Лазарь Каганович, Влас Чубарь и Станислав Косиор, причем внедряли они «мову» в том же «галицком» виде. Но об этом позже.

Самые первые галицкие «украинизаторы» хлынули на украинские территории, находившиеся в то время в составе Российской Империи с отменой «Эмского указа» в 1906 году. В то время во главе их стоял профессор львовского университета Михаил Грушевский, в том же году он прибыл в Киев. Эту миссию Грушевский со своими соратниками объясняли желанием внедрить «украинскую мову», созданную на Галичине, так как она более избавлена от «русизмов», нежели употребляемое малорусское наречие за пределами галицких земель. Но по ходу событий деятельность Грушевского была подвергнута полному непониманию, прежде всего со стороны деятелей той же «украинской партии», к которой собственно и принадлежал Грушевский, но действовавшей на территориях Российской Империи. Учитель Михаила Грушевского Иван Нечуй – Левицкий сказал, что «Iсторiя Украiни-Руси», написана на «страшной мове», и это при том, что он сам давал наставления на лево и на право, по поводу искоренения «русизмов» из мовы. Но только сейчас, во всяком случае, мне, получавшему начальное образование еще в Советский период понятно, что этот Грушевский там написал, хотя написана «Iсторiя Украiни-Руси» на «Желеховке» - одной из орфографических систем «новояза». А представьте шок людей в то время, которые отродясь не знали никогда этой «страшной мовы», придуманной, такими как Грушевский. Пусть даже язык Малороссии в какой-то мере и отличался от общерусского, но согласитесь, не на столько, чтобы быть совсем непонятным. Тем более, что для подавляющей части населения Южной Руси был ближе простой русский язык и литература. Характерно упоминание премьер-министра правительства Центральной Рады и петлюровской Директории Владимира Винниченко в его работе «Відродження нації. Частина 2. К.,1990», ему лично пришлось стать свидетелем того, что простые люди в подавляющем большинстве откровенно «высмеивали всё украинское: язык, песню, школу, газету, книгу украинскую». Да что говорить о всей Южной Руси, если на самой Галичине – родине мовы, коренным ее населением велась борьба не на жизнь а на смерть, только за то, чтобы сохранить свою Русскую идентичность, свою исконно Русскую культуру.

Как оказалось позже, миссия Грушевского носила сугубо стратегический характер, нежели простое приобщение им малороссов к «страшной мове». Его деятельностью в целом заинтересовалась тайная полиция Российской Империи. Грушевский занимался выполнением секретных заданий австрийских спецслужб по подготовке будущей аннексии Малороссии, а именно начиная от вскармливания сепаратистских «украинских» организаций и заканчивая шпионажем. Ничего не скажешь! Достойный выкормыш габсбургской короны! Грушевский был арестован в декабре 1914 года по обвинению в шпионаже в пользу Австро-Венгрии и после нескольких месяцев тюрьмы выслан по приказу начальника Киевского военного округа в Симбирск, как указано в приказе, «на время состояния местностей, из коих он выслан, на военном положении». В 1915 году с помощью академика А. А. Шахматова Грушевскому удалось добиться разрешения на переезд в Казань, а через год в Москву, где он и проживал до революции 1917 года. В том же 1917 году, после распила Российской Империи «украинские партии» в Киеве создают Центральную Раду и заочно избирают ее председателем Михаила Грушевского, после чего он возвращается в Киев.

Будучи председателем Центральной Рады, Грушевский показал всю свою сущность, являющуюся «достойным примером для истинных самостийников». Когда его учитель Иван Нечуй-Левицкий в апреле 1918 года умирал в Дехтяревском доме престарелых в Киеве, в полной нищете, от недоедания, Грушевский председательствовал в Центральной Раде. При Царской России Левицкий жил на пенсию, но когда Царской России не стало, пенсию платить перестали. Близкие Нечуя-Левицкого хлопотали о назначении ему пенсии в министерстве Просвещения и других инстанциях, вот тут то и вспомнились старые обиды, критика «страшной мовы». Во всех инстанциях сидели сподвижники Михаила Грушевского, помочь, конечно, обещали, но обещания так и не выполнили. Сам «старый мерзавец» (О Грушевском украинский ученый Сергей Ефремов) сделал вид, что его этот вопрос не касается. А ведь были времена, когда Иван Семенович взял «под крыло» гимназиста Михаила Грушевского и всячески ему помогал. Помогали Левицкому знакомые, но их возможности тоже впоследствии были исчерпаны из-за бедственного их положения, в котором они оказались в результате проводимой политики Центральной Рады, которая привела к общему понижению уровня жизни. Так Нечуй – Левицкий и помер, не дождавшись пенсии. Зато хоронили Левицкого торжественно, тело покойного привезли в Софиевский Собор. За гробом шли представители правительства. Так велик был авторитет в «украинской» среде у Ивана Нечуя – Левицкого.

Власть Центральной Рады держалась на немецких штыках, поддержки в народных массах у Грушевского и его правительства не было. Немецкие войска, приглашенные Центральной Радой на Украину, разобрались, что за правительством Грушевского нет никакой военной силы кроме их самих, и с помощью военного патруля выдворили Центральную Раду из их кабинетов и распустили по домам. Так немецкое командование 29 апреля 1918 года привело к власти своего ставленника Гетмана Скоропадского.

В жизни Михаила Сергеевича начинается новый виток. В 1919 году Грушевский перебирается в Австрию. В Вене он создает Украинский социологический институт — идеологический центр украинской националистической контрреволюции. Но в 1924 году просит разрешения у Советского правительства вернуться. В своих обращениях раскаивается в контрреволюционной деятельности, за что ВУЦИК(Всеукраинский Центральный исполнительный комитет) разрешил ему возвратиться на Родину для научной работы. Как нельзя, кстати, он оказывается в нужное время и в нужном месте. Воплощаются планы Советского правительства по «коренизации» населения Советских Социалистических Республик. «Коренизация» — политическая и культурная кампания советской власти в национальном вопросе в 20-е и начале 30-х годов XX века формально, но с фактическим ее продолжением, вплоть до 40-х годов. В Советской Украине «коренизация» ознаменовалась «украинизацией» ее местного населения. За дело, засучив рукава, взялись упоминаемые ранее бескомпромиссные и фанатичные Каганович, Чубарь и Косиор. Вот тут- то на «передовой языкового фронта» им и пригодился «филолог» и «историк» Михаил Сергеевич Грушевский со своей «страшной мовой» и «Iсторiєй Украiни-Руси». На борьбу с последствиями самодержавия (русским языком) из Галичины была призвана 50-ти тысячная армия «украинизаторов», выкормленных еще австрийской габсбургской короной, в составе которой был и Грушевский, и ее ряды все время пополнялись. Украина уже была создана, формально появилось и 30 миллионов украинцев, но только формально, а фактически их нужно было еще создавать. На «украинскую мову» переводилась вся система образования. Русский язык получил статус иностранного языка. Все служащие предприятий, даже всесоюзного значения, вплоть до уборщиц и дворников обязаны были перейти на «украинскую мову». Уличенные в «нелояльном отношении к украинизации» увольнялись без выходного пособия. Все радио, пресса, театры, концертные организации были в обязательном порядке переведены на «мову». Даже вывески и объявления запрещалось дублировать на русском языке. Специальные комиссии регулярно проверяли все, без исключения организации и учреждения. Обращалось внимание не только, на каком языке ведется рабочий процесс, но так же уделялось внимание тому, на каком языке между собой общаются сотрудники. Не знающих «ридной мовы» направляли на курсы, причем деньги за эти курсы вычитались из зарплаты служащих. Уже только к началу 30-х годов 20 века свыше 80 % общеобразовательных школ, 55 % школ ФЗО и 30 % вузов вели обучение на «украинской мове». На ней же обучалось более 97 % детей. Так же в печать на «мове» выходило 90 % газет и 85 % журналов. Для непонятливых украинцев выпускались русско – украинские словари под редакцией Изюмова. «Страшна галицка мова» нашла свое второе рождение уже в Советской Империи. Под чутким руководством Лазаря Моисеевича Кагановича, стараниями галицких «украинизаторов» таких как Грушевский, «мова» невольно вошла во все сферы человеческого быта.

В Советской Украине Михаил Сергеевич катался как сыр в масле. Его карьера росла как на дрожжах. Он стал профессором истории в Киевском государственном университете, был избран академиком Всеукраинской академии наук, где руководил историко-филологическим отделом. Возглавлял археографическую комиссию ВУАН (Всеукраинской академии наук). Завершил свои дни 25 ноября 1934 года, находясь на лечении в Кисловодске. Был похоронен с почестями в Киеве на Байковом кладбище. Как видим не совсем печальный исход для «галицкого украинизатора».

К сожалению, приходится констатировать, что и среди профессоров бывают злодеи, особенно если они «шедевры» своего «гениального творчества» создают по заказу. «Украинская историческая доктрина» Грушевского была востребована как австровенграми, уничтожающими русскую культуру и ее носителей, так и в Советской Украине, власти которой решили освободить новоиспеченный украинский народ от «монархического языкового ига», принуждая к познанию выдуманных «ридной мовы» и «украинской истории». То, что сейчас творится в современной Украине с ее русофобной политикой по отношению к ее же населению, есть ни что иное как продолжение того ада, который начался при австровенграх на Галичине, был в 20-е и 30-е годы на Советской Украине и продолжается с наступлением «украинской самостийности» в начале 90-х годов ХХ века.

Абсолютно уверен, что желание знать историю, основанную на документальных фактах, прежде всего простыми людьми поможет как восстановить историческую правду в широких кругах, так и зарыть «пропасть» разобщающую наш Единый Русский Народ!

Олег Мисько

При полной или частичной перепечатке материала ссылка на сайт «Геополитика и мировая политика» обязательна.


Дата публикации: 23/01/2013 года

Тэги:  Украинаполитиканационализм

загрузка...

Другие статьи по теме:

Комментарии

Добавить комментарий
Чтобы добавить комментарий, Войдите или Зарегистрируйтесь

 



Уже более трех лет Европа и США пытаются как-то надавить на Россию с помощью необъявленной экономической войны, именуемой «санкциями». Однако подобные меры приводят лишь к тому, что расшатывают мировую экономику, тонкий баланс, позволяющий в этом нестабильном мире всем зарабатывать деньги. Причем с годами эта нестабильность лишь нарастает
Как антироссийские санкции провоцируют мировой экономический кризис

Уже более трех лет Европа и США пытаются как-то надавить на Россию с помощью необъявленной экономической войны, именуемой «санкциями». Однако подобные меры приводят лишь к тому, что расшатывают мировую экономику, тонкий баланс, позволяющий в этом нестабильном мире всем зарабатывать деньги. Причем с годами эта нестабильность лишь нарастает

загрузка...